Ричард Львиное Сердце

.

«Был он статен, высок и строен, с волосами скорее рыжими, чем желтыми, прямыми ногами и мягкими движениями рук. Руки были длинными, и это давало ему преимущество перед соперниками во владении мечом. Длинные же ноги гармонично сочетались со всей его фигурой… Силою своей, как и учтивостью, он превосходил других мужчин» [161].

Ричард I, граф Пуату и король Англии, прозванный Ричард Львиное Сердце, — это еще один персонаж, истинную историю которого затмила легенда. Как и в случае с храмовниками, легенда о Ричарде родилась при его жизни и продолжала изменяться и распространяться еще долгое время после его смерти.


Родился Ричард в Оксфорде 8 сентября 1157 года. Его мать Алиенора, графиня Пуату и герцогиня Аквитанская по праву рождения, была еще и королевой Франции, прежде чем заняла английский престол [162]. Отец Ричарда Генрих Плантагенет со стороны матери, Матильды, вел свой род от Вильгельма Завоевателя, а со стороны отца, Жоффруа Анжуйского, — от самого дьявола.
Легенда гласит, что среди дальних предков Ричарда была жена графа Анжуйского Мелузина, под личиной которой укрылся демон. Мелузина казалась самой обычной женщиной, но всегда покидала церковь посреди службы. Как-то раз вассалы, заподозрившие неладное, силой принудили ее остаться в церкви на освящение тела Христова, и в момент службы Мелузина издала громкий вопль и исчезла навсегда, оставив пораженных мужа и детей. Плантагенеты, похоже, всегда гордились ею. Впрочем, эту историю рассказывали и о других средневековых семьях, она стала расхожей темой в литературе, так что Плантагенеты не были единственным родом, который мог похвастать столь необычным предком. Тем не менее, как свидетельствует современник Ричарда, тот однажды сказал: «Нет ничего необычного в том, что дети, выросшие в семье с такой историей, то и дело нападают друг на друга и на своих родителей, — ведь все они произошли от дьявола, и к дьяволу они вернутся» [163].
Ричард состоял в прочном родстве с первыми крестоносцами и правителями латинских королевств. Его прадед Фулк Анжуйскийначал свою вторую жизнь в качестве короля Иерусалима, заключив брак с наследницей иерусалимского престола Мелисандой, а дядя его матери Раймунд Пуатье получил трон, женившись на наследнице Антиохии [164]. И сама его мать Алиенора вызвала пересуды половины Европы своими приключениями во время Второго крестового похода,в который отправилась с первым мужем, королем Франции Людовиком VII.
Ричард был третьим сыном Генриха и Алиеноры. Первый, Вильгельм, умер во младенчестве. Второго, Генриха, готовили к тому, что он станет следующим английским королем. Ричарду предстояло унаследовать земли матери, а потому он проводил большую часть времени в Пуату и Аквитании. Земли эти были не только обширнее владений английской короны, но и богаче, да и вино там производили превосходное. Так что я далека от мысли укорять Ричарда в пристрастии к нему.
Нередко приходится слышать, что Ричард за всю свою жизнь провел в Англии меньше года. Это не совсем точно. Будучи королем, он действительно прожил в Англии менее года, но в юные годы он неоднократно переплывал Ла-Манш в обоих направлениях. По всей вероятности, родители часто оставляли его на попечение няни Годиерны, которая родом была из окрестностей Оксфорда. Ричард очень любил ее и, став королем, пожаловал Годиерне хорошую пенсию, которая позволила ей уйти на покой и безбедно жить в Уилтшире.
Как и большинство англо-норманнских аристократов, Ричард так и не научился говорить по-английски. В то же время он читал и писал по-французски и по-провансальски и «знал латынь в достаточной степени, чтобы отпустить на этом языке шутку, посрамив не столь образованного архиепископа Кентерберийского» [165].
Ричард стал королем в июле 1189 года, когда ему было двадцать два года. Его старший брат Генрих к тому времени умер. Сам Ричард находился в состоянии войны с отцом и в натянутых отношениях с младшими братьями Жоффруа и Иоанном. Мать же Ричарда к тому времени уже несколько лет содержалась в заключении по приказу своего мужа за участие в заговоре. Решительно в этой истории ощущается связь с демонами.
За год до восхождения на престол Ричард был среди первых, кто откликнулся на призыв папы Григория VII [166]к участию в Третьем крестовом походе. Став королем, он должен был не только выполнить свою клятву, но и проявить уважение к обязательствам своего отца Генриха II, также обещавшего присоединиться к крестоносцам.
Однако, прежде чем двинуться в поход, Ричард явился в Вестминстер для официальной церемонии помазания и коронации. 13 сентября 1189 года он стал Ричардом I, королем Англии, и немедленно приступил к сбору средств для финансирования похода на Святую землю. Английский хронист Роджер Хауденский писал: «Он выставил на продажу всё, чем владел и распоряжался: титулы лордов и графов, должности шерифов, замки, города, земли — всё». Он также продолжил собирать налог, начало которому положил Генрих II, — так называемую «Саладинову десятину» (из этого названия становится ясно, что население Европы знало, кто отвоевал у крестоносцев Иерусалим). Нельзя утверждать, что все платили подать охотно, менее всего проявляло энтузиазм духовенство, но Ричард умел убеждать. Как и его отец, он возложил сбор десятины на тамплиеров, что, разумеется, не прибавило рыцарям Храма популярности.
Требование все новых и новых платежей от населения наряду с привычным религиозным пылом, сопровождавшим подготовку крестоносного воинства к походу, привели к вспышке в Англии насилия по отношению к евреям. Все началось с того, что прибывших на коронацию Ричарда евреев, которые хотели вручить королю свои дары, на церемонию не пустили. Запрет касался женщин и евреев. Собравшаяся на улице толпа, которую, видимо, тоже не впустили, напала на евреев и убила несколько человек. В Лондоне началось всеобщее буйство. Люди грабили и поджигали еврейские дома, убивали их обитателей.
Ричард не отличался любовью к евреям, но, с тех пор как они впервые прибыли в страну при Вильгельме Завоевателе, все еврейское население Англии находилось под особым покровительством короны. Кроме того, евреи были источником крупных поступлений в казну. Разгневанный Ричард попытался остановить убийства, но за несколько месяцев бесчинства распространились и на другие английские города.
Кульминацией насилия стала жуткая резня в пятницу, 16 марта 1190 года, на шабат а-гадоль [167]во время которой в Йорке были убиты сто пятьдесят человек, пытавшихся найти убежище в одной из башен города. Хронист Вильгельм Ньюбургский, который жил поблизости от этого места, писал: «И в этой толпе было немало священников, а один из них, по виду отшельник, неистовствовал пуще иных… то и дело возглашая, что враги Христовы смерти достойны» [168]. Подстрекателями беспорядков были Ричард Малебис и Вильгельм Перси, друзья епископа Дарема. Король наложил на них пеню и отобрал земли. Помочь восстановить свои дома евреям не предложил никто.
Сам Ричард к этому времени уже покинул Англию.
По пути к Восточному Средиземноморью Ричард решил заключить союз с Санчо VI, королем Наварры, и обручился с его дочерью Беренгарией [169]. Этот шаг немедленно осложнил его отношения с королем Франции Филиппом II. Дело в том, что Ричард еще в юности был помолвлен с Алисой, сестрой Филиппа, росшей при английском дворе. Но, встретившись на Сицилии, английский и французский короли разногласия устранили — Ричард попросту откупился.
Королева Алиенора, которой в то время было около семидесяти, привезла Беренгарию к Ричарду, и 12 мая 1191 года на Кипре состоялось венчание. Похоже, что все время до свадьбы король посвятил завоеванию этого острова. Позже выяснилось, что удерживать его слишком хлопотно, и Ричард продал остров тамплиерам. Те тоже сочли Кипр не слишком удобным владением, и он перешел к Ги де Лузиньяну, вдовцу Сибиллы, королевы Иерусалима.
Наконец короли Франции и Англии прибыли к стенам Акры, которая четыре года назад была захвачена Саладином. Они совместными усилиями осадили город, и после долгой и трудной зимы осада увенчалась успехом — Акра пала.
Здесь произошли два события, о которых в дальнейшем Ричард часто вспоминал. Одно из них в то время казалось малозначительным. Австрийский герцог Леопольд сражался у Акры дольше, чем подошедшие позже короли Франции и Англии. Когда же город пал, он велел поднять свои знамена вместе со знаменами Ричарда и Филиппа. Ричард, подумав, что Леопольд намеревается присвоить третью часть добычи, приказал сорвать их: он уже договорился с Филиппом поделить все пополам. Оскорбленный Леопольд решил увести своих воинов домой и, уходя, затаил злобу против Ричарда.
Второе событие нанесло ущерб репутации Ричарда сразу же. Он захватил около трех тысяч мусульман, населявших город, и потребовал за них выкуп в сто тысяч византинов. В какой-то момент ему показалось, что Саладин платить этот выкуп не расположен. Ричард хотел покинуть Акру, но не мог этого сделать, не избавившись от пленников. Однажды утром он вывел мусульман за городские стены и всех умертвил. Это подтверждают и арабские, и христианские источники. Вот что пишет арабский летописец:
«Называют множество причин этого жестокого деяния. По одной из них, это было возмездие за ранее убитых мусульманами христианских пленников. По другой — король Англии собирался идти на Аскалон и захватить его, но при этом не хотел оставлять у себя в тылу город с большим числом (вражеских воинов). Истинную причину знает только Бог» [170].
Какой бы ни была причина случившегося в Акре, Ричард не выиграл от этого ни в глазах мусульман, ни в глазах своего народа. Даже королевский летописец поэт Амбруаз, почитавший Ричарда совершенным рыцарем, не смог найти нужных слов; вот как он объяснил этот эпизод: «Ричард, король Английский, уже предавший смерти великое множество мусульман, не хотел, чтобы те досаждали ему, и дабы проучить их за гордыню и сломить в них веру, а также жаждая отмщения за христиан…» [171]. Думаю, звучит не слишком убедительно.
Вскоре Ричард понял, что, даже захватив Иерусалим, он не сможет его удержать. В 1191 году он заключает с Саладином перемирие на три года и отправляется домой. Хотя он и добился определенных успехов, захватив прибрежные города, Святая земля, цель крестового похода, осталась под властью мусульман.
Из-за кораблекрушения на обратном пути Ричард был вынужден идти через земли Леопольда Австрийского. Как и его спутники, он шел под видом простого паломника, возвращающегося со Святой земли. Однако их маскировка оказалась не очень искусной. Ричард и его спутники были куда богаче обычных паломников и на постоялых дворах требовали самого лучшего обслуживания. В результате Ричарда узнали люди Леопольда, и король был схвачен. Полтора года он провел в неволе, удерживаемый сначала Леопольдом, а затем императором Священной Римской империи Генрихом VI. Папа немедленно отлучил Леопольда, но, похоже, это никого не взволновало.
Поведение самого Ричарда в этот период поразило и его врагов, и его друзей. Он сочинял стихи, шутил с приставленными к нему стражниками и очаровал всех и каждого.
Генрих VI потребовал за Ричарда выкуп. Такое не было принято среди христианских государей, но ни папа, ни тем более кто-либо другой не смогли воспрепятствовать императору. Поскольку Иоанн, младший брат Ричарда, не был заинтересован в его возвращении, бремя поиска денег — ста тысяч фунтов — пало на Алиенору. Эта сумма превышала годовой доход короля, да еще собирать ее приходилось в стране, которая только что отдала последнее на крестовый поход.
На что только не способна мать в стремлении освободить из заточения любимого сына! Алиенора тут же засыпала письмами папу Климента III, в которых напоминала понтифику, что король Англии был еще и «воином Христовым, помазанником Божьим, паломником креста» [172]. Она же приняла на себя труды по сбору денег. Двадцатипятипроцентным налогом обложили все движимое имущество. Церквам было предписано сдать все золото и серебро. Цистерцианцы и гильбертинцы [173]надеялись, что их сие не касается, поскольку в церквах этих орденов не было излишеств и они обходились простым орнаментом. Алиенора, со своей стороны, предложила им сдать вместо золота годовой настриг шерсти.
Захватив сокровища и заложников, которых также потребовал Генрих VI, она отправилась в Германию и 17 января 1194 года прибыла в Шпейер, к месту заточения Ричарда. Алиеноре в это время минул семьдесят один год. Ричарда освободили через месяц. Алиенора с сыном вернулись в Англию, где он в рамках специальной церемонии возложил на себя корону, чтобы напомнить всем, кто в доме хозяин. Как это ни странно, но его жена Беренгария (помните?) на церемонии отсутствовала. Она осталась на континенте. Триумфальное возвращение Ричарда разделила с ним мать.
Оставшиеся годы правления Ричард расхлебывал кашу, которую заварили его младший брат Иоанн и король Франции Филипп. Во время отсутствия Ричарда они постарались урвать от его владений кто сколько смог. Братец даже утверждая в какой-то момент, что Ричард мертв и королем Англии должен стать он, Иоанн. Алиенора положила конец этим притязаниям, но тем не менее в южных владениях Ричарда начались мятежи, и он вскоре покинул Англию. Вернуться назад ему было не суждено.
История смерти Ричарда также стала темой легенды. Голые факты сводятся к тому, что во время осады замка Шалю-Шаброль в Лимузене на юге Франции королю прострелили плечо арбалетной стрелой. Через двенадцать дней Ричард умер от осложнений после ранения. Это произошло б апреля 1199 года. Королю не исполнилось и сорока двух лет.
Не успели короля похоронить (в обители Фонтевро, где проводила свои последние годы его мать), как по стране поползли слухи. Говорили, что Ричард осадил замок Шалю-Шаброль, прослышав о неком спрятанном там сокровище и желая его заполучить. К тому же был Великий пост, а церковь запрещала вести военные действия в предпасхальные дни и на Пасху [174], и это делало действия короля еще более предосудительными.
Речь могла идти или о золотых статуях, оставшихся от римлян, или о спрятанных в замке золотых монетах, или о других изделиях из золота и серебра. Согласия в этом вопросе нет. К тому же ни одна из дошедших до нас версий ничего не говорит о судьбе, которая постигла это «сокровище» после того, как Ричард умер, пытаясь им завладеть.
Хотя Ричард действительно погиб, ведя войну во время Великого поста и тем заслужив гнев Божий, история о сокровище представляется скорее выдумкой, более похожей на рассказы о сокровищах тамплиеров. Ричард усмирял мятеж виконта Лиможа, а Шалю-Шаброль был всего лишь одним из замков, которые он осаждал. Во всем этом нет ничего необычного. Ричард пал в бою подобно многим другим королям, стоявшим во главе своих армий.
Его вспоминают как героя и как варвара, как защитника бедноты и как скареда, как вечно отсутствующего государя и как отважного рыцаря. Подобно многим, я впервые узнала о Ричарде Львиное Сердце из финала истории о Робине Гуде, где добрый король Ричард возвращается на родину, чтобы освободить ее от злого принца Иоанна [175]. Нелегко расстаться с таким светлым образом.
Но, увы, это всего лишь образ. Как и сам Робин Гуд, Ричард из этой истории — всего лишь герой легенды. Его звездным часом стал крестовый поход, хотя ему и не удалось отвоевать Иерусалим. Конечно, он был личностью, привлекавшей к себе людей. Его сподвижники любили своего предводителя, враги испытывали к нему уважение.
Живой интерес вызывает вопрос, был ли Ричард гомосексуалистом. Я, право, не уверена, что это так уж важно, да к тому же у нас нет достаточных сведений на этот счет. По всей видимости, у Ричарда был внебрачный сын, которого звали Филипп. Это имя не было дано в честь кого-либо, как в случае Эдуарда II [176]. Ричард и Беренгария очень мало времени проводили вместе, и детей у них не было, хотя этот брак длился восемь лет. Однако для этого могли существовать и другие причины, помимо равнодушия короля к женщинам. Не исключено, что королева была бесплодна. Или Ричард не находил ее привлекательной. Тот факт, что он не оставил наследника, привел к серьезной угрозе стабильности в королевстве. Надо признать, что даже короли с гомосексуальными наклонностями (как и королевы, я полагаю) исполняли свой долг перед короной и производили на свет потомство.
Но имеет ли все это отношение к перечню свершений и неудач короля Ричарда? На самом деле единственным человеком, для которого это имело значение, была Беренгария. После смерти Ричарда она удалилась в Ле Мане, что в Нормандии, и основала там обитель. В этой обители она и умерла в 1230 году.
Жена Ричарда не играла сколько-нибудь заметной роли в его жизни, не вошла она и в легенду о нем. Ричард был тем, кого принято называть «настоящим мужчиной» — мужественным воином, блестящим стратегом, человеком, который не боялся испачкать руки, и вместе с тем утонченным любителем музыки и поэзии. Его деяния во время Третьего крестового похода, достойное поведение в неволе и драматическая смерть — все это послужило материалом для легенды о короле Ричарде Львиное Сердце.
Как и в случае тамплиеров, вымышленная жизнь Ричарда кажется нам гораздо привлекательнее, нежели реальная.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.