Мелисанда, королева Иерусалима

.

Балдвин II, второй король Иерусалимский, предусмотрительно женился не на невесте из Европы, а на армянской принцессе Морфии, которую приметил в бытность свою правителем армянского города Эдесса. Брак оказался удачным во всех отношениях, кроме одного — у супругов рождались только дочери. Всего их было четыре. Не лишним будет заметить, что женщины унаследовали престолы многих государств, образованных крестоносцами. По счастью, все они оказались умными и сильными, а окружающим их мужчинам хватило мудрости не мешать им править.

Старшая дочь Балдвина, Мелисанда, стала первой из нового поколения правителей, которые родились в латинских королевствах, образованных на Святой земле. Она знала лишь одну родину — Иерусалим. С материнской стороны она унаследовала богатую восточно-христианскую культуру. От отца ей достались обширные семейные связи с королевскими домами Святой земли и Европы. Нам особенно приятно отметить, что в мире, где верность своему роду нередко уступала предательству, Мелисанда и три ее сестры сохранили взаимную преданность. Все четверо прожили бурную жизнь, полную тревог, но всегда могли опереться друг на друга.
Вторая дочь Балдвина, Алиса (или Алике), вышла замуж за Боэмунда II, сына Боэмунда Антиохийского и Констанции, сестры французского короля Людовика VI [54]. Боэмунду, высокому красивому блондину, в это время было около восемнадцати. Казалось, Алису ждет счастливая жизнь, но Боэмунд вскоре погибает в бою, оставив супругу с маленькой дочкой на руках. Девочку назвали Констанцией в честь бабушки. Хотя это и не относится к истории тамплиеров, хочу отметить, что Алиса, радея о ребенке, не хотела уступать кому-либо правление страной. На протяжении последующих лет она несколько раз пыталась вернуть себе власть над Антиохией, не оставляя этих усилий и после того, как юная Констанция вышла замуж за Раймунда Пуатье.
Третья сестра, Годиерна, в 1133 году сочеталась браком с Раймундом, графом Триполийским. У нее родились дочь Мелисанда и сын Раймунд. Какое-то время супруги жили мирно, но граф, по всей видимости, был крайне ревнив и своими подозрениями доводил Годиерну до бешенства. В 1152 году Мелисанде пришлось отправиться в Триполи, чтобы примирить сестру с мужем. Вскоре Раймунд Триполийский стал первым христианином, павшим жертвой ассасина, и Годиерна сделалась регентшей при своем сыне, которому в то время исполнилось двенадцать лет. Она правила Триполи еще долгие годы.
Самое тяжелое детство досталось Ивете, младшей дочери Балдвина. Пятилетней девочкой ее отослали Ба-лаку ибн Артуку в качестве заложницы в обмен на освобождение отца. Турки держали ребенка у себя, пока Балдвин не собрал необходимую для выкупа сумму. Это печальное событие или какие-то семейные неурядицы стали причиной того, что Ивета решила стать монахиней. Впрочем, это не означало, что она совершенно устранилась от мирской жизни. Ее старшая сестра Мелисанда построила для Иветы монастырь в Вифании — на том месте, где, как предполагается, Иисус воскресил Лазаря из мертвых. Аббатиса Ивета приобрела большое влияние в церковных кругах и при дворе Иерусалимского королевства.
В то время как браки младших дочерей к вящему удовольствию Балдвина укрепляли связи между латинскими королевствами, его старшая дочь Мелисанда должна была унаследовать иерусалимский трон, и Балдвин хотел, чтобы ее мужем стал не просто один из предводителей крестоносцев, но человек, стоящий в стороне от постоянных свар между местными властителями. Он остановил свой выбор на Фулке Анжуйском.
В 1120 году граф Анжуйский совершил паломничество в Иерусалим и произвел на Балдвина большое впечатление. К 1127 году, когда Мелисанда достигла брачного возраста, Фулк уже овдовел — его дети были ее ровесниками. Балдвин послал в Анжу своего коннетабля Готье де Бура с предложением руки Мелисанды и трона. В состав депутации входил и Гуго де Пейн, совершавший поездку по Европе в поисках новобранцев для Ордена тамплиеров.
Фулку предложение пришлось по душе, и он отправился с Готье в Иерусалим. К тому времени графу было немногим более сорока, а Мелисанде около восемнадцати. Приземистый и рыжий, он вряд ли походил на суженого, который являлся юной принцессе в мечтах. Надо полагать, Мелисанда не пришла в восторг от этого брака, особенно после того, как увидела молодого красавца, которого заполучила в мужья ее сестра Алиса. Однако она извлекла из этого союза все возможное.
Король Балдвин II скончался двумя годами позже, 21 августа 1131 года. Почувствовав близкий конец, он велел отнести себя в дом патриарха при церкви Гроба Господня, чтобы умереть по возможности ближе к тому месту, где был погребен Христос. Перед тем как отойти в мир иной, он призвал к себе Мелисанду и Фулка с их годовалым сыном и официально передал им власть над королевством.
В отличие от ситуации, возникшей в Англии несколькими годами позже, никто не оспорил права Мелисанды на власть. Трудно не удивиться этому — ведь она была женщиной, да еще очень молодой. До этого судьба короны Иерусалима обычно решалась баронами и епископами путем голосования, причем выбор всегда падал на родственника завоевавшего город Готфрида Бульонского, но не самого близкого. Балдвина II предпочли последнему из живых братьев Готфрида — Эсташу Бульонскому. Не исключено, что Мелисанда столь легко заняла место на троне благодаря тому, что за Фулком стояла военная сила.
Это вовсе не означает, что Мелисанда затем передала бразды правления мужу. Фулк, разумеется, заботился о защите королевства, а Мелисанда отправляла правосудие, выслушивая доводы сторон и вынося решения. Она разрешала споры по земельному праву между знатными семьями и церковью, разбирала дела насильников, убийц, изменников.
Мелисанда и Фулк были коронованы 14 сентября 1131 года. Вскоре после этого только что овдовевшая Алиса решила, что ее зять, пусть он и правитель Иерусалима, не может быть регентом Антиохии при ее дочери Констанции. Она бросила вызов Фулку и поставила Мелисанду в положение, когда та вынуждена была выбирать между сестрой и мужем. Мелисанда не решилась пожертвовать стабильностью государства в угоду сестринской любви. После нескольких стычек Алиса со своими воинами отступила в Латакию, однако мы еще о ней услышим.
Впрочем, Мелисанда далеко не во всем соглашалась с Фулком. Вильгельм Тирский излагает историю любовной связи королевы с ее двоюродным братом Гуго де Ле Пюизе. Согласно его рассказу, как-то раз за обедом пасынок Гуго обвинил отчима в том, что тот является любовником Мелисанды и замышляет убийство короля. Молодой человек предложил Гуго доказать свою невиновность в поединке. В назначенный для поединка день Гуго исчез и был признан виновным. Его земли конфисковали.
Кстати, во время описываемых событий Вильгельму было всего три года, так что эти сведения он почерпнул из слухов через много лет после смерти всех героев этой истории. Как бы то ни было, Гуго действительно потерял свои владения и отправился на Сицилию.
Но пусть даже история с обвинением в измене и правдива, Мелисанде, похоже, удалось выйти из нее без малейшего пятнышка на своей репутации. Не имея иных источников, мы никогда не докопаемся до правды. Так или иначе, но после этой истории Фулк окончательно подчинился воле своей супруги. Мелисанда и ее друзья воспользовались этим эпизодом, чтобы показать ему, кто в доме хозяин.
Фулк умер в результате несчастного случая на охоте в 1143 году, оставив двух сыновей — тринадцатилетнего, ставшего королем Балдвином III, и девятилетнего Альмариха.
Мелисанда не стала выходить замуж вторично и сохранила власть над Иерусалимом. Она дала ясно понять, что является не регентшей, а полноправной королевой, которая правит вместе со своим сыном. Вильгельм Тирский, вообще говоря, недолюбливающий женщин во власти, тем не менее был высокого мнения о ней как королеве. По его словам, Мелисанда правила успешно и на законных основаниях.
Мелисанда с успехом правила за себя и сына, пока Балдвин не перешагнул порог двадцатилетия. Тогда ему надоело лишь формально называться королем, и он восстал против матери. В результате они было договорились о разделе Иерусалимского королевства, но не прошло и нескольких недель, как Балдвин решил захватить власть целиком. Он осадил Иерусалим и вынудил Мелисанду к сдаче. Потерпев поражение, она удалилась в свое поместье близ Наблуса.
Вскоре она вернулась, но вела себя уже более покорно. Со временем мать и сын примирились, и в известной степени власть к Мелисанде вернулась — во всяком случае, она подписывала грамоты о пожертвованиях различным религиозным организациям.
Мелисанда выступала за возвращение земель, отнятых у местных христиан вторгшимися из Европы крестоносцами. Ее армянские корни обусловили сочувственное отношение к правам монофизитов, чьи предки никогда не покидали Святой земли. Она преподнесла щедрые дары греко-сирийскому странноприимному дому Святого Саввы в Иерусалиме.
В 1161 году у Мелисанды случился удар, и по прошествии нескольких месяцев, 11 сентября, она скончалась. В последние дни рядом с нею были ее сестры Годиерна и Ивета.
Для большинства людей история тамплиеров и королевств, основанных крестоносцами, связана исключительно с мужчинами. Действительно, если какое-нибудь латинское королевство и не воевало в какой-то момент, то оно определенно находилось в ожидании очередной войны. И все-таки это не был только мужской мир. Так случилось, что в то время на Святой земле выживало больше младенцев женского пола, чем мужского. И уж конечно, количество молодых мужчин, павших в сражениях, значительно превышало средние потери в Западной Европе. Как бы то ни было, в течение двух веков эти королевства очень часто попадали в женские руки.
Большинство женщин-правительниц выходили замуж за мужчин, которые хорошо владели мечом и могли возглавить армию. И очень часто они становились молодыми вдовами с малыми детьми на руках — вернувшись с полей сражений, тамплиеры оказывались в мире, которым управляли женщины. А нам, чтобы лучше понять этот орден, необходимо знать не только о громких военных победах рыцарей Храма, но и об обществе, частью которого они были.
Интересная иллюстрация сложившегося положения — история Филиппа Наблусского. Филипп был сыном Ги де Милли и, подобно Мелисанде, родился на Востоке. Его имя впервые появляется в документах в 1138 году. Большую часть жизни Филипп был воином, он сыграл заметную роль в защите Иерусалимского королевства. Во время противоборства Мелисанды со своим сыном Филипп в числе немногих принял ее сторону. Он был женат и имел троих детей. В 1166 году Филипп вступил в Орден рыцарей Храма и передал тамплиерам значительную часть своих земель около границы с Египтом. В августе 1169 году Филипп стал Великим магистром [55].
Но и в качестве Великого магистра тамплиеров Филипп Наблусский был больше привязан к своей родине, чем к интернациональному ордену. В 1171 году он отказался от своего поста, чтобы отправиться в Константинополь по поручению короля Альмариха. Умер Филипп 3 апреля 1171 года.
Изучая тамплиеров как изолированную группу людей, которые связаны со страной проживания лишь военными и финансовыми узами, мы никогда не получим полной картины. Филипп Наблусский, прежде чем стать членом ордена, прожил долгую жизнь как военачальник и королевский советник и играл заметную роль в политической жизни Иерусалимского королевства. Его история показывает, что вступление в ряды тамплиеров было естественным решением для человека, который достиг преклонных лет и, возможно, испытывает тревогу за свою душу, но не хочет поворачиваться спиной к обществу.
Не имея представления об этом обществе, мы никогда не поймем тамплиеров.

Одно из сокровищ, оставшихся от времени правления Мелисанды, — ее псалтырь. Он был изготовлен монахами церкви Гроба Господня приблизительно в 1140 году. Книга богато иллюстрирована. В ней есть не только виды Иерусалима того времени, но и портрет Мелисанды и Фулка, по которому можно судить о разнице в возрасте супругов. Интересно отметить, что облачение короля и королевы выполнено скорее в византийском стиле — не так, как это было принято в Европе.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.