Гуго, граф Шампаньский

.

Один из первых тамплиеров был также одним из немногих представителей высшей знати, когда-либо примкнувших к рыцарям Храма. Гуго Шампаньский принадлежит к числу наиболее загадочных членов этого ордена на ранней стадии его существования.

История Гуго, первого графа Шампаньского, как это свойственно политической жизни одиннадцатого-двенадцатого веков, представляет собой, по сути дела, историю семейных связей. Когда он родился, графства Шампань еще не существовало. Большую часть жизни Гуго именовал себя графом Труа — по названию главного владения своих предков.


Гуго был младшим сыном Тибо I, графа Блуа, Мо и Труа, и Адели де Бар-сюр-Об. Свои владения Тибо расширил, прибрав к рукам земли, принадлежавшие его племяннику, и таким образом получил возможность выделить долю в наследстве своему последнему отпрыску. Стефан-Генрих, старший брат Гуго, получил лучшие земли — Блуа и Мо, а Гуго унаследовал Труа и кое-что от своей матери, а также имущество среднего брата Одо, который умер молодым.
Гуго, в отличие от Стефана-Генриха, не присоединился к Первому крестовому походу в 1096 году: то ли не проявил интереса, то ли был слишком поглощен наведением порядка в своих обширных землях. В их числе был и городок Пейн близ Труа. Сын владельца этой местности Гуго де Пейнстал одним из сподвижников Гуго и вошел в число его придворных.
В 1094 году Гуго удачно женился на Констанции, дочери французского короля Филиппа I, и в качестве приданого получил Аттиньи — местность к северу от своих владений.
На порог нового, двенадцатого столетия Гуго вступил многообещающим молодым вельможей с обширными владениями и связями с особами королевской крови.
В 1102 году в Палестине был убит Стефан-Генрих. После его смерти остались юные сыновья и беспощадная супруга Адель, дочь английского короля Генриха I. Эта была вторая поездка Стефана на Святую землю. По слухам, Адель выказала недовольство незначительностью военных подвигов мужа во время его первого похода, когда он оставил свои войска, не достигнув Антиохии. Она заставила Стефана-Генриха снова отправиться в Палестину, чтобы проявить должное мужество в сражениях, а уж только потом возвращаться домой. По всей видимости, гибель мужа в бою ее удовлетворила.
Примерно в то же время, в 1103 году, с Гуго случилась странная история. Когда он проезжал по долине реки Сюипп, ему встретился вернувшийся со Святой земли паломник по имени Александр. Найденный в женском монастыре Авенэ документ рассказывает, что произошло далее. «Гуго… нередко платил выкуп за пленников и помогал неимущим. Среди таких был и некто Александр, вернувшийся из дальних странствий и впавший в крайнюю бедность. Граф оставил его в своем доме. Высокородный рыцарь и его семья так благосклонно относились к этому человеку, что тот даже ел и нередко спал в личных покоях графа» [20].
Однако Александр отплатил своему благодетелю черной неблагодарностью. Однажды ночью «сочтя время и место подходящими, он попытался перерезать горло спящему графу» [21].
В манускрипте нет объяснения подобного поведения пилигрима, об этом человеке вообще больше ничего не сказано. Увы, такие разочарования нередки при чтении исторических документов.
После этого нападения Гуго выжил только благодаря тому, что его слуги доставили господина в расположенную поблизости обитель Авенэ, где он оставался несколько месяцев до полного выздоровления. Гуго щедро отблагодарил монахинь, чьи заботы и молитвы, по мнению графа, совершили то, чего не смогли сделать врачи, — спасли его от смерти.
Не исключено, что смерть брата в сочетании с тем обстоятельством, что ему самому едва удалось избежать конца, привели Гуго к решению совершить паломничество на Святую землю. Он отправился в путь в 1104-м и вернулся, по всей видимости, в 1107 году. Остается неясным, участвовал ли Гуго вместе с сопровождавшими его рыцарями в сражениях с сарацинами или же он просто посетил обычные для паломника места.
Пока Гуго отсутствовал, его супруга Констанция решила, что с нее хватит. Они состояли в браке уже одиннадцать лет, однако детей у них не было. Поскольку большинство знатных семей Франции состояли в родстве, Констанция смогла добиться расторжения брака на том основании, что муж приходится ей двоюродным братом. Такой способ обойти запрет на развод применялся в Средневековье сплошь и рядом. Впоследствии Констанция вышла за Боэмунда I, правителя Антиохии, где и закончила свои дни. Ее потомки, особенно женщины, играли видную роль в истории латинских королевств.
Таким образом, по возвращении в Шампань в 1107 году Гуго оказался холостяком. Вскоре он снова женился, на этот раз на Елизавете де Варэ, дочери Стефана Бургундского, прозванного Храбрым. Елизавета состояла в родстве с некоторыми весьма влиятельными дамами того времени. Она приходилась племянницей Клемане, графине Фландрской, и Матильде, герцогине Бургундской, а Аделаида, супруга французского короля Людовика IV, была ее двоюродной сестрой.
В октябре 1115 года граф Гуго встретился с папой Каликстом II [22]во время церковного собора в Реймсе, куда вместе со своими рыцарями сопровождал епископа Майнца. Папа, кстати, приходился Елизавете дядей.
Однако семейная жизнь графа Шампаньского вновь не удалась. Гуго публично отказался признать своим рожденного Елизаветой сына. Точная дата его появления на свет неизвестна, но предположительно ребенок родился в 1117 году, через четырнадцать месяцев после того, как Гуго отправился в свое второе паломничество в Иерусалим. Жена пыталась уверить его, что ее беременность длилась все это время. Однако Гуго сослался на мнение своих врачей, которые в один голос заявляли, что граф вообще не может иметь детей. Так или иначе, но ребенок, получивший имя Эд, а заодно и мать были отвергнуты.
По всей видимости, сомнения в том, что младенец законнорожденный, разделяли и другие члены семьи, поскольку протестующих голосов граф не услышал. Хотя со временем Эд приобрел друзей, он так и не смог заручиться достаточной поддержкой, чтобы оспаривать титул следующего графа Шампаньского у Тибо, племянника Гуго. Сын Елизаветы получил в лен небольшое поместье, где и жил в мире и тишине.
Гуго не захотел жениться в третий раз. В 1125 году он отказался от своего титула и вернулся в Иерусалим, где вступил в недавно созданный Орден тамплиеров. Там он и скончался, предположительно в 1130 году.
История Гуго, графа Шампани и Труа, — одна из самых загадочных в ряду многочисленных историй, связанных с храмовниками. Согласно легенде, орден был учрежден в 1119 году, когда Гуго де Пейн решил остаться в Иерусалиме, а граф Гуго вернулся в Труа. Повлиял ли граф на решение будущего основателя ордена не покидать Святую землю? Как произошло, что сюзерен Гуго де Пейна граф Гуго дал своему вассалу соизволение оставить службу? Значит ли это, что граф участвовал в первоначально разработанном плане создания ордена монахов-рыцарей?
Этого мы не знаем. Ни один летописец не оставил подобных сведений. Упоминается лишь, что Гуго закончил свои дни как тамплиер. Быть может, летописцы посчитали неловким свидетельствовать, что граф Шампаньский подчинился человеку, который некогда был его вассалом? По всей видимости, граф Шампаньский был прекрасным воином. Большую часть жизни он провел в сражениях или в паломничестве. Он гораздо больше подходит для роли основателя Ордена тамплиеров, чем Гуго де Пейн.
Но он таковым не стал. И умер рядовым тамплиером. Шампань отошла к Тибо, правнуку Вильгельма Завоевателя и сыну графа Стефана-Генриха, павшего как воин Господа. А Гуго остался в памяти лишь как примечание на полях грандиозной истории тамплиеров.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.