Гуго де Пейн

.

Во всех версиях возникновения Ордена тамплиеров есть одна общая черта: основателем ордена неизменно называется некий рыцарь Гуго де Пейн.

Одни утверждают, что этот рыцарь и несколько его товарищей первыми обратились к патриарху Иерусалима с просьбой разрешить им жить в этом городе по монашескому закону. Другие сообщают, что эти рыцари пришли к иерусалимскому королю Балдвину II. Третьи считают, что сам Балдвин попросил Гуго и его сподвижников взять на себя защиту пилигримов, во множестве прибывающих в Иерусалим с запада.


Так или иначе, но Гуго присутствует во всех утверждениях и предположениях.
Так кем же он был, этот Гуго? И где находится Пейн? Кем этот рыцарь был в прошлом, из какой семьи вышел? Что могло подвигнуть этого человека посвятить жизнь сражениям во славу Божью?
Несмотря на всю важность этой фигуры, признанную и в те годы, жизнеописания Гуго де Пейна, выполненного его современниками, обнаружить не удалось. Более того, ни один средневековый автор не упомянул, что ему довелось читать такой труд. Это обстоятельство кажется мне интересным, поскольку оно указывает на определенные сомнения, которые пробуждала в людях идея монахов-воинов. Биографии иных основателей орденов, например Франциска Ассизского или Робера из Арбрисселя [13], появились сразу же после их кончины. Главной целью таких жизнеописаний было запечатлеть живые свидетельства их святости на тот случай, если встанет вопрос о канонизации. В том немногом, что было написано о Гуго, не содержалось никакой хулы, но не оказалось и намеков на возможное причисление его к лику святых.
Так как же нам отыскать какие-либо сведения о человеке, который все это начал?
Первую подсказку дает летописец Вильгельм Тирский. По его словам, Гуго прибыл из местечка Пейн, расположенного в графстве Шампань неподалеку от Труа. Вильгельм также упоминает спутника Гуго, некоего Годфруа из Сент-Омера, что в Пикардии. Согласно Вильгельму, эти двое совместно основали Орден тамплиеров, но первым Великим магистром ордена стал Гуго. Возможно, в этом проявился его характер предводителя, хотя нельзя исключить, что просто Гуго де Пейн имел хорошие связи.
Пейн — городок близ Труа, в самом центре графем ва Шампань. Он расположен среди возделываемых плодородных земель, которые и в то далекое время славились виноделием. О дате появления на свет и о родителях Гуго не сохранилось никаких сведений. Первое письменное упоминание о нем относится к периоду с 1085 по 1090 год, когда «Hugo de Pedano, Montiniaci dominus», то есть Гуго из Пейна, владелец Монтиньи, засвидетельствовал своей подписью грамоту, согласно которой Гуго, граф Шампаньский, жаловал землю монастырю в Молесме. Чтобы иметь право оставить на грамоте свидетельскую подпись, Гуго де Пейн должен был к тому времени достичь возраста шестнадцати лет. Следовательно, можно считать, что родился он около 1070 года.
В течение последующих нескольких лет свидетельские подписи «Hugo de Peanz» или «Hugo de Pedans» появились еще на нескольких грамотах. Название места каждый раз писалось немного иначе. Иногда слегка изменялось и написание имени — в те времена орфография допускала подобное творчество. Однако не вызывает сомнений, что эти подписи принадлежали одному человеку. Таким образом, мы получаем свидетельство, что Гуго принадлежал ко двору графа Шампаньского, а возможно, и состоял с ним в родстве. Последняя из этих грамот, написанных в Шампани, датирована 1113 годом. В следующий раз мы встречаем имя Гуго де Пейна уже в Иерусалиме в 1120 году, причем в этом случае его свидетельская подпись дает богатую пищу для размышлений, поскольку Гуго оставил ее на грамоте, подтверждающей право собственности Ордена Святого Иоанна (госпитальеров). Таким образом, уже не опираясь на более поздние источники, мы получаем подтверждение версии, что в 1119–1120 годах Гуго находился в Иерусалиме. Однако лишь пятью годами позже Гуго засвидетельствовал грамоту в качестве «Магистра рыцарей Храма». [14]В промежутке между этими датами, в 1123 году, он оставляет свидетельскую подпись на грамоте Гармунда, патриарха Иерусалимского, о пожертвовании в пользу монастыря Святой Марии в Иосафатской долине. На этот раз указывается только имя — «Hugonis de Peans», и какое-либо упоминание о тамплиерах отсутствует. Подпись Гуго располагается ближе к концу списка свидетелей, а это означает, что он не принадлежал к наиболее влиятельным персонам из числа подписавших.
Как же Гуго попал в Иерусалим? Что произошло за те пять лет, которые разделяют его подпись как мирянина на грамоте в Шампани и подпись магистра рыцарей Храма? Об этом можно только гадать, но нельзя утверждать что-либо с полной уверенностью, пока у нас не появятся новые сведения.
Наиболее вероятным представляется появление Гуго на Святой земле в свите графа Шампаньского. Граф совершил свое второе паломничество в Иерусалим в 1114 году. У нас нет списка сопровождавших его лиц, но вполне возможно, что Гуго де Пейн был одним из них. Гуго к тому времени достаточно часто бывал при дворе графа, чтобы оставлять свидетельские подписи на жалованных грамотах, а следовательно, был его вассалом. Однако граф, возможно, освободил Гуго де Пейна от обязательств перед сеньором, поскольку сам вернулся домой, а Гуго остался в Иерусалиме.
Возникает вопрос: почему?
Гуго не оставил нам никаких свидетельств и на этот счет. Было ли это епитимьей за его грехи? Паломничества почти всегда совершались ради того, чтобы заслужить Божье прощение. В то же время многие полагали, что рыцари отправлялись на Святую землю исключительно из корыстных побуждений, дабы завладеть отвоеванными землями и добром, отнятым у побежденных. Однако Гуго, оставшись в Иерусалиме, преисполнился решимости жить как монах, отказавшись от обладания каким-либо имуществом.
Это вызывает еще большее удивление, если мы примем во внимание, что у Гуго на родине остались жена и по меньшей мере один ребенок. Елизавета, супруга Гуго, происходила из семейства владельцев Шаппе, поместья, расположенного неподалеку от Пейна. Их сын Тибо стал настоятелем монастыря Ла Коломб. Существует предположение, что у Гуго было еще двое детей, Гибуин и Изабелла, но убедительных доказательств этого я не нашла.
В те времена женатый мужчина или замужняя женщина, пожелавшие вступить в духовный орден, были обязаны получить разрешение своей супруги (своего супруга), причем эта супруга (или супруг) были также обязаны уйти в монастырь, соответственно женский или мужской. На практике, однако, такое случалось нечасто, особенно среди знати. Когда Сибилла Анжуйская, графиня Фландрская, в 1151 году осталась в Иерусалиме и стала монахиней Вифанской обители, ее муж Тьерри вернулся во Фландрию и продолжил жизнь мирянина. Случалось, что оставшийся в миру супруг вступал в новый брак. Как сложилась судьбы Елизаветы, остается неизвестным. Не исключено, что она умерла еще до того, как Гуго уехал из Шампани.
Однако Гуго не порвал связи со своей родиной. Вернувшись в Европу, чтобы добиться поддержки своего ордена, он смог заручиться наиболее сильной поддержкой именно в Шампани. На соборе в Труа, всего в нескольких километрах к югу от Пейна, Орден рыцарей Храма получил официальное признание папского престола.
Вблизи Пейна находилось и несколько командорств тамплиеров, причем по крайней мере одно из них было основано Гуго. Пожертвования поступали туда вплоть до начала четырнадцатого столетия и прекратились накануне ареста тамплиеров. Некоторые из таких пожертвований по сути являлись продажами. Так, в 1213 году некий рыцарь Генрих де Сен-Месмен передал тамплиерам Пейна два поля близ владений ордена и получил от них четырнадцать ливров. В другом случае Одо из Труа «отдал» храмовникам несколько мельниц. Одо собирался в крестовый поход, и тамплиеры снабдили его сорока ливрами, а также пообещали дать еще двадцать, когда (и если) он вернется.
Однако, учредив командорство, Гуго, похоже, оставил его без своей опеки. Примерно в 1130 году он вернулся в Иерусалим, а в 1136-м умер (как принято считать, 24 мая).
Тексты, датированные первой половиной двенадцатого века, более ничего не говорят о Гуго де Пейне. Некоторые документы тамплиеров в Европе были уничтожены после Вьеннского собора, положившего конец существованию ордена. Вряд ли это стало следствием секретности или еретичности содержавшейся в них информации — просто исчезла надобность в этих бумагах, и дорогостоящий пергамент можно было очистить и использовать для других целей.
Впрочем, основные хранилища документов ордена, в которых могли содержаться дополнительные сведения о Гуго, находились не в Европе, а в Иерусалиме. Их перевезли сначала в Акру, а затем на Кипр, где они и оставались до 1312 года. Война и поражение крестоносцев привели к тому, что все еще уцелевшие архивы были рассеяны и уничтожены.
Среди этих бумаг могло оказаться и жизнеописание Гуго де Пейна. Мне представляется вполне вероятным, что кому-то приходила в голову мысль поведать миру о нем. Окидывая взглядом его деяния, мы можем сделать вывод, что Гуго де Пейн был человеком сильной воли, весьма набожным и способным убеждать других и вести их за собой. При этом он вряд ли получил хорошее образование. Ничто в жизни Гуго не указывает на его склонность к мистике или на то, что он учредил Орден тамплиеров для защиты каких-либо вновь обретенных сокровищ или сохранения тайны, как утверждают некоторые современные легенды.
Скорее всего, Гуго де Пейн был очень благочестивым мирянином, который возжелал служить Господу, защищая Его паломников и Его землю. Все свое имущество, семью, все свои связи он использовал во имя этой цели.
Вот и все, что мы можем сказать о Гуго де Пейне.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.