ТАЙНЫЙ ФРОНТ ИЛИ ТАЙНОЕ ОБЩЕСТВО?

.

Во второй половине XIX века на территории Центральной Европы (прежде всего Германии и Австрии) происходили странные, на первый взгляд, процессы. Древнее религиозно-мистическое направление гностицизм смешивалось с современными (на тот момент) теориями научного познания. Как уже говорилось выше, древние гностики полагали, что основой гнозиса (познания) должен являться божественный свет, искры которого могли быть заронены в человеческую душу. Поиск этого божественного света в собственной душе, ее познание и дало название гностицизму. Со временем некоторые из гностических школ пришли к выводу, что люди делились на три группы. Деление производилось с учетом того, сколько света было в душе того или иного человека. К первой группе принадлежали люди, в чьих душах было много света. Ко второй — люди с незначительным душевным светом. К третьей группе относили тех людей, в чьих душах совершенно не было света. Обычно таковыми были убежденные материалисты, которые пребывали во власти «мира сего».


В конце XIX столетия подобное деление стало применяться не в отношении отдельных людей, а в отношении наций и человеческих рас. Большая часть приверженцев ариософии заявляли о том, что белокурые и голубоглазые нордиды были больше других приближены к Богу — они являлись носителями света. Метисы и смешанные народы (по их мнению) в значительной мере утратили божественный свет. В различных трактовках приверженцами исключительно материальных благ провозглашались либо евреи, либо негры. Именно в их душах якобы царила вечная тьма. Таким образом, сугубо духовное учение, которым, по сути, являлся гностицизм, выводило на вполне физические практики, предполагавшие селекцию человеческого вида. Ярче всего подобное смешение идей прослеживалось в мировоззрении Ланца-Либенфельса, который в начале XX века создал на территории Австрии «орден новых тамплиеров». Предложенные Ланцем-Либенфельсом идеи были взяты на вооружение в Германии так называемым «Германским орденом». Эта организация стала прародительницей общества «Туле». Впрочем, «Германский орден» дал начало не только этому обществу.
В 1910 году в кёнигсбергский филиал «Германского ордена» вступил некий Курт Пельке, который позже стая известен мистически настроенной публике под псевдонимом Вайсхаар[3]. По прошествии нескольких лет Пельке основал собственную организацию, которую назвал «Союз благих», позже она была переименована в «Союз гуотов». В отличие от множества ариософских объединений, которые действовали на территории Германии, «Союз благих» не был карликовой сектой, не имевшей никакого влияния на общественную жизнь. Сделав объектом приложений своих усилий Восточную Пруссию, «Союзу благих» удалось добиться определенных успехов. Например, на пике своего развития в нем состояло около 3 тысяч членов. Уже в годы национал-социалистической диктатуры сотрудники Главного управления имперской безопасности считали, что тому моменту, когда Гитлер пришел к власти, «вне всякого сомнения» «Союз гуотов» включал в себя целый ряд организаций: «Орден немецких господ», «Союз немецкой самообороны», «Народный союз немецкой победы», объединение «Борнштайн», Союз исследования истории древней Пруссии, патриотическое объединение «Прегель», клуб «Двойная голова», Союз народных игр и физических упражнений, KKS, Стрелковый союз «Треф 12».
Некоторое время Пельке даже пытался заключить союз с набиравшей силу Национал-социалистической партией. В 1928 году гауляйтер НСДАП по Восточной Пруссии вел с Куртом Пельке переговоры о возможности заключения «соглашения в пользу Национал-социалистической партии». В итоге был заключен «союз на условиях взаимного благожелательного нейтралитета» (по крайней мере, об этом сообщал один из «благих» — Ширмер). Этот «пакт о ненападении» просуществовал не слишком долго. 4 марта 1929 года Пельке разослал членам своей организации директиву, в которой сообщал, что те могли вступать в Национал-социалистическую партию только при условии, что не присягали на верность Гитлеру как «фюреру немецкого народа». Пельке пояснял свою мысль: «Фюрером немецкого народа может признаваться только тот человек, кто доказал обоснованность своих претензий на это звание». А между тем национал-социалисты уже претендовали на власть во всей Германии, что привело к обострению противоречий с «Союзом гуотов». В итоге уже 5 апреля 1929 года Пельке разослал своим сторонникам новую, более жесткую директиву, в которой сообщалось, что членам «Союза гуотов» запрещалось вступать в Национал-социалистическую партию, если от них требовали признать Гитлера «фюрером немецкого народа». В свете нескольких острых политических дискуссий, которые прошли между «благими» и национал-социалистами, можно было говорить, что союз между двумя организациями распался. Пельке в своей директиве кроме всего прочего сообщал: «Надо позаботиться о том, чтобы довести до сведения наших членов, что вожди национал-социалистов, лишенные веры и верности, могут привести немецкий народ только лишь в пропасть». Тем не менее в 1930 году Пельке пошел на новые контакты с национал-социалистами, пообещав им десятки тысяч голосов гуотов, проживавших в Восточной Пруссии. Но сближения не произошло. Национал-социалистическое руководство с большой подозрительностью отнеслось к деятельности «Союза гуотов». Во-первых, эта организация поддерживала тесные связи с национал-революционерами, национал-большевиками и левыми (революционными) национал-социалистами, которые находились в однозначной оппозиции к Гитлеру. Во-вторых, «Союз гуотов» по своей структуре и действиям весьма напоминал масонскую ложу. Генрих Гиммлер, считавший, что исследование арийской мистики должно было осуществляться исключительно в рамках СС, видел в Пельке и «Союзе гуотов» своеобразных конкурентов. По этой причине Пельке был арестован и направлен в концентрационный лагерь.
Имеет смысл задаться вопросом, что означало название организации. Слово «гуоты» было смешением двух немецких слов — «благие» (Guten) и «готы» (Goten). В одном из выпусков журнала «Фемпггерн», издававшемся «Союзом гуотов», мы могли бы обнаружить следующее объяснение: «Даже сегодня готы почитаются как одно из самых благороднейших германских племен. Надо напомнить, что даже в настоящее время встречается такое словосочетание: благие готы, хорошие готы. После этого можно понять, что должно означать название „Союза благих“. Едва ли теперь можно было бы назвать организацию „Союзом готов“, так как ни один человек не может полностью осознать, что есть „благо“ и „добро“… К числу готов принадлежали вандалы и т. п… Лангобарды же для своей знати подобрали слово „фаруны“. Когда сегодня люди хотят восстановить германцев и построить империю на расовых и аналогичных принципах, то они пытаются заглянуть в прошлое, проникнуть обратно в историю. История германцев в их историческое время была связана с вождями, которыми как раз были фаруны. Если высшее дворянство лангобардов называлось „фарунами“, то члены высшей касты египтян именовали своих королей „фараонами“… Понятие „гуоты“ (благие) поначалу было нравственно-этическим, но не расовым понятием. Но именно из общности „благих“ происходят „фаруны“. „Благой“, „готский“ равносильно в своем значении понятию „немецкий“, в высшем понимании этого слова».
Несмотря на то что в околоисторической литературе, которая в последние несколько десятилетий посвящается проблеме так называемого «оккультного рейха», не нашлось места для Курта Пельке, это отнюдь не значит, что он не имел большого веса. Пельке, распространяя свои мистические идеи, был столь же важен для Восточной Пруссии, как Ланц-Либенфельс для Вены или Альфред Шулер для Мюнхена. Рассматривая сюжеты, связанные с деятельностью «Союза гуотов», можно прийти к однозначному выводу — эта ариософская организация в отличие от множества мистико-расистских сект принимала активное участие в политической жизни. После прихода в 1933 году к власти национал-социалистов «благие» были причастны к подпольной деятельности «Черного фронта» Отто Штрассера.
Официально «Союз гуотов» был запрещен 23 июня 1933 года. Причиной этого послужили «антигосударственные и противоречащие нравственности установки» его руководства. Впрочем, активное преследование «благих» началось только в 1937 году. Во время обысков были обнаружены документы, которые свидетельствовали, что 26 марта 1933 года в берлинской штаб-квартире «Младогерманского ордена» (Артур Мараун) произошла тайная встреча. В ней принимали участие: Курт Пельке («Союз гуотов»), капитан Вальтер Штеннес («Боевое содружество революционных национал-социалистов»), Эрнст Никиш (национал-большевистское «Сопротивление») и представитель Отто Штрассера («Черный фронт»). Во время указанной встречи было принято решение сформировать нечто вроде «тайного фронта», который должен был продолжить борьбу против усиливающейся диктатуры Гитлера. После того как «Союз гуотов» был запрещен, «благие» не прекратили своей подпольной деятельности. Имевшихся доказательств было вполне достаточно, чтобы 26 мая 1937 года гестапо арестовало Курта Пельке и его секретаря Яблонского. Они сразу же предстали перед судом. Некоторое время спустя был арестован издатель X. Ширмер. Подобное промедление гестапо было вызвано тем, что он находился на учениях рейхсвера. К его аресту было решено не приковывать лишнего внимания, а потому предполагалось выждать, когда закончатся сборы резервистов. Весьма показательно, что делом «благих» занимался штурмбаннфюрер Зикс, которому в СС поручались самые щекотливые (с идеологической точки зрения) вопросы.
В делах Главного управления имперской безопасности сохранились документы из Кёнигсберга. Они были датированы 17 февраля 1937 года. В них содержались сведения, которые удалось собрать агентам гестапо. Часть из них касалась конспиративной встречи в Берлине. На этот раз сведения были более детальными. Отмечалось, что 26 февраля (а не марта) 1933 года в офисе «Младогерманского ордена» произошла «встреча представителей революционных групп, которая привела к складыванию тайного фронта». Принятые решения были распространены в специальных циркулярах конфиденциального характера. Такие документы среди своих членов распространяли: имперское руководство Союза «Вервольф», федеральный канцлер «Союза гуотов», комтур «Ордена немецких господ». Кроме упоминавшихся выше Пельке, Эрнста Никита и Вальтера Штеннеса на встрече присутствовали: Герберт Бланк и Хильдебранд (представители Отто Штрассера), землевладелец Клют (руководитель «Народного союза немецкой победы»), Андреас фон Флотов и представлявшие фрайкор «Франкен» майор фон Врохем и капитан фон Мюллер.
Собравшиеся в Берлине люди не были интернационалистами или марксистами, все они имели хотя бы косвенное отношение к национал-социализму. Необходимость данной встречи была продиктована тем, что за полторы недели до этого в Германии была запрещена деятельность «Черного фронта». То, что список оппозиционеров было решено пополнить представителями ариософских кругов, не было чем-то удивительным. В данном случае привлечение к подпольной деятельности мистиков было вполне рациональным шагом. «Тайный фронт», который должен был возникнуть после ликвидации «Черного фронта», мог включать в себя любых национально ориентированных противников Гитлера.
Поскольку большинство участников встречи по меньшей мере уже несколько лет находилось в оппозиции к фюреру, то отдельное внимание надо уделить Андреасу фон Флотову. Он достаточно поздно сделал карьеру в Национал-социалистической партии. Лишь в 1932 году ему было поручено командовать штурмовыми отрядами (СА) в трех северогерманских областях: Померании, Любеке и Мекленбурге. Своей власти он лишился в первые дни 1933 года, уже после назначения Гитлера рейхсканцлером. Фон Флотову ставилось в вину то, что 3 января 1933 года он опубликовал статью, которая квалифицировалась как «наносящая вред партии». «Отягчающим» обстоятельством стало также то, что этот материал был опубликован в газете «Ежедневное обозрение», которая считалась рупором рейхсканцлера Курта фон Шляйхера. Гитлер уже давно подозревал фон Шляйхера в том, что тот пытался расколоть Национал-социалистическую партию. Статья, которая была подписана «ф. Ф.», только укрепляла эти подозрения. В частности, в ней говорилось, что НСДАП должна была уйти со сцены («умереть»), чтобы тем самым «освободить место для новых форм». Автор статьи предполагал, что место НСДАП должен был занять некий «боевой союз». Сразу же после этого фон Флотов были исключен и из НСДАП, и из СА. Насколько же велико было его разочарование, когда через несколько дней он узнал, что к власти пришло гитлеровское правительство.
В феврале 1933 года опальный штурмовик продолжил свою деятельность в Мекленбурге, где находилась его квартира. Именно в этом время он присоединяется сначала к «Боевому содружеству революционных национал-социалистов» (там он сразу же стал «боевым руководителем округа Мекленбург»), а затем оказался в составе «Черного фронта». Оппозиционная деятельность фон Флотова была недолгой, 30 апреля 1933 года он был убит сохранившими верность Гитлеру штурмовиками. Дело не удалось замять, началось расследование. Подозреваемые предстали перед судом. Показания пришлось давать даже правительственному комиссару Мекленбурга Фридриху Хильдебранду (не путать с соратником Отто Штрассера). Именно он заявил, что в свое время фон Флотов заключил тайное соглашение с Куртом фон Шляйхером, после чего опубликовал в «Ежедневном обозрении» «подрывную» статью. Но нас должны в первую очередь интересовать другие показания, а именно те, в которых комиссар говорил о создании в Германии «тайного фронта», который был нацелен на устранение Гитлера.
Как видим, первое публичное упоминание о «тайном фронте» было сделано в 1933 году. Не будет преувеличением сказать, что предшественником этой подпольной организации был созданный Отто Штрассером еще во времена Веймарской республики «Черный фронт»[4]. По большому счету «Черный фронт» не являлся типичной организацией, в которую можно было вступить или выйти из нее. Это было нечто вроде тактического союза, созданного из организаций, движений, союзов и отдельных личностей, которые придерживались идей революционного национализма. Один из идеологов «Черного фронта», Рихард Шапке, характеризовал его как «национальное, антиимпериалистическое и религиозное объединение, которое выступало против цивилизаторского, интеллектуально бессмысленного просвещения XIX века». Сам лидер фронта Отто Штрассер видел в своей организации подобие масонской ложи, которая была разделена на отдельные сектора. «Это — айсберг, над водой виднеется лишь верхушка которого». В итоге в новой организации оказались собраны военные, представители молодежных движений, выразители интересов крестьянства и мистические настроенные ариософы из Восточной Пруссии.
Магистр «Младогерманского ордена» Артур Мараун в своем тайном бюллетене сообщал о встрече создателей «тайного фронта» следующее: «С нашей подачи многочисленные небольшие объединения ищут связь с национальной оппозицией. В воскресенье 26 февраля в помещениях управления ордена произошло заседание руководителей этих групп». К этому надо добавить тот факт, что во время обысков, которые происходили в правлении Союза «Вервольф» было обнаружено письмо Вильгельма Риддерса, адресованное имперскому руководителю «Верфольфа» Клоппе, из которого следовало, что «Младогерманский орден» был готов предоставить свой офис в распоряжение правым и национальным оппозиционерам. Несмотря на то что эта деятельность должна была быть подпольной и о ней не должны были знать широкие круги общественности, уже на следующий день после получения этого письма руководство «Вервольфа» сделало открытое заявление, которое было напечатано в их газете. В нем сообщалось о начале сотрудничества всех правых ненационал-социалистических объединений и союзов. Для полицейского министерства не представляло никакой сложности начать следствие в отношении «Младогерманского ордена», так как «тайный фронт» на практике не был таким уж «тайным». По меньшей мере он был таковым всего лишь несколько часов.
В данных условиях вместо того, чтобы смириться с провалом идеи создания «тайного фронта», Пельке предпринял попытку формирования собственного «движения Сопротивления». Из документов гестапо можно было узнать, что член «Ордена немецких господ» майор фон Белов две недели спустя после встречи в Берлине сообщил «мастеру»: «Я и Штольпе (Восточная Померания) ищем выход на „Вервольф“ и „Немецкую церковь“. Я придерживаюсь точки зрения, что представители всех более-менее независимых союзов, которые разделяют твои идеи, должны встретиться друг с другом. Тем более что в ближайшее время ожидается запрет этих организаций, в том числе „Союза гуотов“». Как видим, член построенного на монашеский манер «Ордена немецких господ» после закончившейся неудачей встречи в Берлине пытался создать собственную сеть групп сопротивления в Восточной Германии. Предполагалось, что новый союз будет менее централизованным. Показательным является то, что в него планировалось вовлечь известного своими антисемитскими проповедями пастора Фридриха Андерсена (Фленсбург), который являлся создателем «Немецкой церкви». Нет никакого сомнения в том, что в качестве предводителя нового оппозиционного фронта майор фон Белов видел только Пальке. На это указывает фраза: «…которые разделяют твои идеи». Поскольку в новое объединение должны были войти не столько политические, сколько квазимасонские и мистические организации, то его было бы правильнее называть не «тайным фронтом», но «фронтом тайных организаций», что должно было отличать его от провалившихся берлинских затей.
Полтора месяца спустя после берлинской встречи «Союз гуотов» предпринял попытки установить контакты с зарубежными организациями. К сожалению, остается неизвестным, были ли это объединения немецких эмигрантов, либо же союзы сторонников идей Ланца-Либенфельса, или же расистские общества вроде воссозданного в 1915 году Уильямом Дж. Симмонсом Ку-Клукс-Клана, который в 20-е годы находился на пике своей активности. Майор фон Белов всего лишь сообщал, что член «Ордена немецких господ», скрывавшийся под ритуальными именем «Альбион», установил связи с США и с Канадой, в связи с чем просил разрешения отправиться за границу.
Изучая сюжет о недолговечном «тайном фронте», в который вошли «национальные социалисты» (не путать с национал-социалистами, то есть сторонниками Гитлера) и некоторые ариософы, необходимо задаться несколькими вопросами: как мог сложиться подобный альянс? имелись ли другие точки соприкосновения между этими двумя силами?
Сразу же надо оговориться, что в свое время (хотя и очень недолго) Пельке был членом «Германского ордена», который был создан расистами из числа приверженцев идей Гвидо фон Листа и Йорга Ланца фон Либенфельса. В 1916 году «Германский орден» раскололся на две организации: на собственно «Германский орден» и «Германский Орден — Вальфатер[5]», который возглавляли Герман Поль и Рудольф фон Зебботендорф. Позже на базе второй организации в Мюнхене возникло общество «Туле».
23 августа 1926 года гауляйтер НСДАП в Мекленбурге и Любеке Фридрих Хильдебрандт (тот самый, который в качестве правительственного комиссара давал показания в 1933 году на процессе по делу об убийстве фон Флотова) направил в Мюнхен имперскому руководству Национал-социалистической партии сообщение, в котором извещал своих шефов, что в середине 1925 года в Мекленбурге возник Орден «Рыцарей пламенеющего креста». Эта новая организация весьма напоминала германский филиал Ку-Клукс-Клана. Однако по прошествии некоторого времени она предпочла сменить название и с лета 1926 года назвалась «Союзом пролетарского Просвещения». Хильдебрандт заявлял в своем партийном рапорте: «Как мы смогли узнать, этот союз финансируется преимущественно пангерманскими организациями. Однако предположительно в нем имеют вес также масоны и евреи-полукровки. В своей деятельности союз пытается заручиться поддержкой образованных кругов: офицеров, преподавателей, врачей, банковских служащих, торговцев и т. д. Руководителями союза в основном являются господа из так называемого „Союза благих“. Кроме всего прочего в их числе находятся Рейнхольд Вулле, граф Эрнст цу Ревентлов, Юрген фон Рамин, Зайферт Шарлоттенбург (он же Зиверт), Кёрнер, профессор Крэгер (руководитель фёлькише-немецкой ложи). Представляется, что целью этого союза является дискредитация фигуры Адольфа Гитлера. Это следует из текста разосланного по членами союза циркуляра… По своей организационной форме и по положениям Устава союз весьма напоминает масонскую ложу, что позволяет оказывать сильное психологическое влияние на людей, приверженных идеям этой организации».
Чтобы читателю было понятно, о ком шла речь в процитированном выше письме, позволим дать себе краткие характеристики некоторых из упоминавшихся личностей. Рейнхольд Вулле и граф Эрнст цу Ревентлов были одними из первых выразителей идей «национального социализма», которые со временем были взяты на вооружение левым крылом НСДАП и Отто Штрассером. Поскольку они имели прямые контакты с «Союзом гуотов», го весьма не исключено, что именно они в 1933 году могли способствовать налаживанию связей между «благими» и «Черными фронтом». Впрочем, судя по всему, Фридрих Хильдебрандт все-таки перепутал «Германский орден» и «Союз гуотов», так как ни граф цу Ревентлов, ни Вулле не были руководителями «благих». «Профессор Крэгер» был Генрихом Крегером из Дюссельдорфа, который после окончания Первой мировой войны вместе с инженером-машиностроителем Альфредом Бруннером основал «Немецко-социалистическую партию». Эта организация в исторической литературе изображалась либо как ответвление «Германского ордена», либо как один из проектов общества «Туле». Бернхардт Кернер был один из крупнейших в Германии специалистов по геральдике. В конце XIX века он встал во главе «Издательства Штарке», которое занималось изданием справочников, посвященных родовым гербам и символам. Уже в 20-е годы он издал фундаментальный «Справочник по геральдическому искусству», в котором попытался дать собственную трактовку многих символов и знаков. Несмотря на то что Кернер был уважаемым в академических кругах специалистам, в его трудах отчетливо прослеживалось влияние идей Гвидо фон Листа. То есть он пытался скрестить между собой ариософию и науку. В 20-е же годы Бернхардт Кернер оказался привлеченным к политической деятельности. Например, в 1926 году он читал доклады для членов «Немецко-национального освободительного движения». Это движение стало набирать силу после неудачного «пивного путча», когда была запрещена Национал-социалистическая партия. Некоторые из национал-социалистов перешли в ряды этого легального движения, которому в мае 1924 года удалось провести нескольких депутатов в рейхстаг. Весьма показательно, что на выборы оно пошло под названием «Национал-социалистическая партия свободы».
Еще одним «дочерним» проектом «Германского ордена» может считаться «Союз немецкого мировоззрения», который возглавлял депутат Юрген фон Рамин, избранный в рейхстаг от «Немецко-национального освободительного движения» («Национал-социалистической партии свободы»). Об этой организации известно не очень много. Однако в 1937 году в Германии была защищена в высшей мере интересная диссертация — она была посвящена проблемам «действительной силы всеобщего германского религиозного движения». Ее автор Хайнц Барч предпринял попытку проанализировать все религиозные и мистические устремления, которые предпринимались в правом и националистическом лагере. В частности, он писал: «„Союз немецкого мировоззрения“, созданный бывшим фёлькише депутатом Юргеном фон Рамином (журнал „Сражающееся германство“), полностью сочетал в себе нормальное и фантастическое. Союз был порожден тайным „Германским орденом“, учрежденным в 1912 году Ф. Штуаффом. Согласно Людендорфу его гроссмейстером был Теодор Фрич, а самими известными членами Гутенберг, Класс, Гвидо фон Лист и Ланц фон Либенфельс („Остара“). Согласно тому же Людендорфу к 1914 году в ордене состояло несколько тысяч членов, которые были объединены в сотнях лож. „Союз немецкого мировоззрения“ проповедовал весьма популярные тогда „германский“ оккультизм и „истинное“ христианство. Много позже Рамин, как минимум, порвал с оккультизмом». Далее Хайнц Барч продолжал: «Тем не менее, немецкое христианство было вытеснено арио-нордическим протохристианством образца Германа Вирта. Союз строил свою идеологию на германских мифах, произведениях Густава Косины и прусских идеях. Он был связан с фёлькише „Союзом бескризисной экономики“ (директор шахты Отто Вайсследер) и „Роландом — союзом немецкого благосостоятельного хозяйства“ (профессор Свейрштрупп). Это были типичные для того времени мелкие организации. В декабре 1933 года союз был запрещен».
Фридрих Хильдебрандт в своей справке 1926 года предполагал, что Юрген фон Рамин был одним из первых членов «Союза гуотов», а стало быть, он подобно Пельке проводил в жизнь негласную политику, которой придерживалось руководство «Германского ордена». Эта политика якобы состояла в том, чтобы учреждать как можно больше «дочерних» организаций, в которых бы проповедовался «германский оккультизм». Между тем «благие» попали не только в поле зрения национал-социалистического гауляйтера Мекленбурга и Любека. Справки о них в 1925 году пытался навести Генрих Гиммлер, который тогда еще не являлся рейхсфюрером СС. В указанное время Гиммлер, окончательно разочаровавшись в католичестве, как раз активно изучал многие мистические доктрины. Именно в 1925 году он направил письмо одному мюнхенскому астрологу. Приведем его текст:
«Господину профессору Хайльмайеру
Мюнхен, Райтморштрассе, 26/ IV
Глубокоуважаемый господин профессор!
Разрешите обратиться к Вам с вопросом. Не могли бы Вы рассказать мне о „Союзе благих“ и его намерениях? Им (этим союзом) руководит человек, который подписывается псевдонимом Вайсхаар (Мудрые волосы). Мне не совсем ясно, какое отношение он имеет к публикации гороскопа депутата Юргена фон Рамина. Поскольку я не могу сам все перепроверить, то я вижу возможность препятствовать неудобным людям через публикацию аналогичных, плохих гороскопов. Если Вы ничего не знаете об этом союзе, то я готов выслать опубликованные им брошюры. Буду рад встретиться в Мюнхене с Вами и Вашим другом Пфаффенцеллером. Думаю, что смогу помочь Вашему другу, когда тот вновь надумает избираться в ландтаг. Готовы ли составить гороскопы по указанным датам рождения?
Мюнхен, 7 октября 1900 года, 16 часов 30 минут[6]
Ландсхут, 27 сентября 1903 года, 8 часов
Регенсбург, 2 марта 1903 года, 17 часов 45 минут
Шверциген, близ Гейдельберга, 3 марта 1896 года, час ночи
Заранее благодарен за ответ.
С истинно немецким приветом, признательный Вам Г. Г.».
В ответном письме астролог отвечал молодому Гиммлеру, что ничего не знал об упоминавшемся «Союзе благих». А кроме этого подчеркивал, что у него не было времени на составление гороскопов. Отдельный интерес представляет упоминавшийся в письме Пфаффенцеллер. Судя по всему, речь шла о Вильгельме Пфаффенцеллере, одном из фёлькише националистов, которому удалось пройти в баварский ландтаг. Пфаффенцеллер в марте 1925 года опубликовал в «Народном обозревателе», официальной газете возрожденной после запрета Национал-социалистической партии, открытое письмо, в котором выражал поддержку Людендорфу[7]. Под этим письмом свою подпись также поставил Макс Зессельман, который был не просто депутатом баварского ландтага, но и входил в число руководителей общества «Туле». В свое время он был членом «Германского ордена». Пфаффенцеллер и Зессельман не были рьяными сторонниками Гитлера, а потому в апреле 1925 года создали внутри НСДАП свою собственную платформу, которая получила название «Национал-социалистическое сотрудничество».
Из письма Гиммлера, текст которого приведен выше, однозначно следовало, что он был не просто наслышан о «Союзе благих», но даже познакомился с брошюрами, которые выпускались этой организацией. Поскольку в 1925 году Гиммлер пытался создать базу для деятельности национал-социалистов в фёлькише организациях (например, в союзе «Артаманы»), то нельзя исключать возможности того, что он мог планировать вступление в «Союз благих». До нас дошли некоторые сведения о том, как в середине 20-х годов Гиммлер реагировал на деятельность «благих». В феврале 1925 года он познакомился с первым выпуском журнала «Сокровище готов», после чего записал в своем дневнике: «Депутат рейхстага Юрген фон Рамин и Союз благих. От Г. Ролла». В журнале имелась статья, в которой утверждалось, что еще в 1923 году к фон Рамину обратились представители «Союза благих», которые уговаривали его стать членом их организации. Кроме этого утверждалось, что составленный для Рамина гороскоп «был предвещающим удачу в деле достижения целей организации, а потому он [фон Рамин] в союзе в Вайсхааром мог бы стать преуспевающим руководителем, а возможно даже президентом или диктатором». Якобы после этого состоялась двухчасовая встреча Рамина и Вайсхаара. Отдельно подчеркивалось, что «господин фон Рамин пообещал, что скроет гражданское имя Вайсхаара, что было скреплено рукопожатием». На самом деле сотрудничества не получилось.
Упоминавшийся в дневнике Гиммлера «Г. Ролл» был одним из «благих» — Гансом Роллом. Именно он очень бурно прореагировал на статью Юргена фон Рамина, которую тот опубликовал в своем еженедельнике «Сражающееся германство». В ней фон Рамин подверг «благих» острой и язвительной критике. В частности, он писал: «Имеется якобы фёлькише организация, которая называется „Союз благих“. Она намеревается открыть нам „древнюю арийскую мудрость“, для чего занимается толкованием звезд. Ее руководитель, который предпочитает писать под псевдонимом Вайсхаар, постоянно составляет гороскопы, при помощи которых намеревается найти будущего немецкого императора. Нет смысла высмеивать этот гротеск. Этот союз на основании своего превратного толкования звездного неба не только пытается узнать тонкости судьбы, но также делает принципиально зависимым от астрологии отбор руководителей. Причем надо отметить, что каждый, кто неудобен союзу, получает гороскоп, в котором он получает какую-нибудь неприглядную характеристику. По единогласному мнению астрологов, ясновидцев и духовидцев я являюсь (по вполне понятным причинам) совершенно ничтожной личностью. Однако данный приговор я полагаю честью». Именно подобного рода критика и вызвала возмущенное недоумение Ганса Ролла. «Поскольку он [фон Рамин] отверг дружбу Вайсхаара, но при этом члены союза не предпринимали в адрес Рамина никаких нападок, то у подобного поступка просто нет морального основания, а значит, можно заподозрить зависть или недоброжелательство». К сожалению, до сих пор не удалось установить, какой же именно гороскоп подразумевал фон Рамин. Однако обвинения, сделанные «благими», были не совсем беспочвенными. Поскольку фон Рамин, находившийся во главе созданной «Германским орденом» структуры, предпринял нападки на «Союз гуотов», то это могло лишь означать попытку устранения нежелательных конкурентов. Сами «благие» не заставили себя ждать с ответными шагами. Они все-таки решили опубликовать гороскоп фон Рамина, хотя до момента обвинений с его стороны такового фактически не составляли. Это был один из тех шагов, который должен был хотя бы косвенно навредить неблагожелательному политику. В комментариях к указанному гороскопу говорилось: «Ниже приведенный гороскоп господина Юргена фон Рамина демонстрирует восходящий знак Близнецов… Можно говорить о духовной семитизации. Такие люди постоянно проявляются свою двуличную натуру — они могут говорить одно, однако поступают совершенно по-иному. Они крайне эгоистичны, словоохотливы, болтливы, недоверчивы, хитры и лживы… Сатурн в конъюнкции с Венерой делает их предрасположенными к извращенным сексуальным наслаждениям… Находящийся в четвертом доме Марс позволяет предположить склонность к смерти в тюрьме… При неблагоприятном стечении обстоятельств знак Близнецов может являться отличительной чертой обладателя неполноценной, [расово] смешанной крови… Обладателя этого гороскопа очень сложно рассматривать в качестве покровителя человеческого общества. А потому можно только поздравить фёлькише движение, что у него имеется такой „вождь“».
Подобный выплеск негативных эмоций был отнюдь не одноразовым действием — в «Союзе гуотов» очень долго предпринимали нападки на Юргена фон Рамина. «Ветераны» из числа «благих» именовали его не иначе как «наконечником копья дьявола». Дело дошло до того, что Ганс Ролл в своей озлобленной критике перешел от самого Юргена фон Рамина к третьим лицам, которые так или иначе были с ним связаны. «Напечатанное в 1924 году пасхальное послание „Германского ордена — Вальфатера“ содержит в себе несколько нелестных отзывов о господине фон Рамине. Оно наглядно показывает нам, что подобные личности разлагают значительные организации, которые стремятся к немецкому обновлению… В пасхальном послании указывается, что господин фон Рамин противоправным образом завладел принадлежащим „Германскому ордену — Вальфатеру“ журналом „Сражающееся германство“».
Как видим, конфликт между Пельке и фон Рамином постепенно вышел за рамки заочной перепалки. Однако как в этом свете можно относиться к сведениям Фридриха Хильдебрандта, который указывал на Юргена фон Рамина как на одного из членов «Союза гуотов»? Данные указания подтолкнули германских историков к тщательному изучению этого конфликта. Обнаруженные сведения заставили их усомниться в версии, согласно которой спор произошел между недолго знакомыми фон Рамином и Вайсхааром (Пельке). Оказывается, их контакты не ограничивались двухчасовой встречей, как то пытались представить публике «благие». В этой истории имелась одна весьма пикантная деталь — в свое время у фон Рамина была любовная связь с первой женой Пельке. Когда это обнаружилось, то последовали взаимные обвинения, в итоге приведшие к разводу супругов. Если принимать в расчет эти детали, то конфликт между Пельке и фон Рамином предстает совершенно в ином свете. Более того, этот «щекотливый контекст» позволяет предположить, что фон Рамин все-таки мог быть членом «Союза гуотов». В противном случае очень сложно объяснить факт его близкого знакомства с женой Пельке. Версия, изложенная Гансом Роллом, нисколько не отменяет предположения Хильде-брандта, что Рамин (равно как граф цу Ревентлов и Вулле) некоторое время все-таки могли состоять в «Союзе благих». И Рамин, и граф цу Ревентлов, и Вулле были активистами «Немецко-национального освободительного движения» («Национал-социалистической партии свободы»), которое нередко получало от Пельке предложения о сотрудничестве. Это могло вызвать споры среди членов этой организации.
В любом случае в 1925 году в выпускавшемся «гуотами» журнале «Фемштерн» некий Вольф Дитрих сообщал: «Вместе с тем я открыто заявляю Немецко-национальному освободительному движению и его руководителям о том, что наши члены знают — „освободительное движение“ трактует понятие „свобода“ так, чтобы с некоторого времени вредить неудобному для него „Союзу благих“. С этой целью оно натравливает на нас депутата рейхстага Юргена фон Рамина… Бросается в глаза заметка капитана Дёринга, которая была опубликована 30 марта 1925 года в еженедельнике „Танненберг“. В ней сообщается: „Юрген фон Рамин подал жалобу на материал, написанный членом „Союза благих“. Немецко-национальное освободительное движение отказывается поддерживать связи с этим авторов и „Союзом благих“, полностью находясь на стороне Юргена фон Рамина, которому целиком доверяет. Кроме этого генерал Людендорф заявил, что господин фон Рамин является человеком безупречной репутации“».
Только в свете этих политико-мистических трений становится понятным смысл письма, которое в 1925 году написал Генрих Гиммлер. Едва ли он хотел узнать истину о конфликте фон Рамина и Пельке. Во-первых, его интересовал собственный гороскоп. Не исключено, что в трех случаях сведения о рождении в письме были придуманы самим Гиммлером. Его интерес к «Союзу благих» может показаться странным, тем более что Гиммлер находился в Мюнхене, а «гуоты» действовали в Восточной Германии. Зона влияния «Немецко-национального освободительного движения» в большинстве своем ограничивалась территориями Северной Германии. Кажется маловероятным, что Гиммлер намеревался вступить в «Союз благих». Однако если принимать во внимание, что в середине 20-х годов он был близок к левому крылу национал-социалистической партии, то эта версия не кажется вовсе фантастической. Письмо, адресованное астрологу, Гиммлер написал для того, чтобы услышать мнение третьей стороны. Это указывает на то, что он колебался — присоединяться ли к «благим», которые конфликтовали с «левыми национал-социалистами», или нет. В любом случае это конфликт был преодолен только к 1933 году, когда ариософы и «национальные социалисты» решились образовать «тайный фронт». Подпольная организация прожила всего лишь несколько дней, но это не помешало Пельке задумать собственное движение Сопротивления. На этом поприще он так и не снискал успеха, так как был арестован и до конца жизни пребывал в различных концентрационных лагерях.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.