«КОЛДУН» ОСКАР ГОЛЬДБЕРГ

.

В 20-е годы XX века, одновременно с тем, как выпустил свои основные работы Курт Пельке, в Германии была издана каббалистическая интерпретация Пятикнижия Моисея. В этом факте не было бы ничего удивительного, если бы не два обстоятельства. Во-первых, основа для данной интерпретации была позаимствована у Ланца-Либенфельса. Во-вторых, автором этой расово-гностической работы был «колдун-еврей», как предпочитали знакомые звать Оскара Гольдберга. По большому счету если отринуть некоторые различия, то между комплексом идей Ланца-Либенфельса и Оскара Гольдберга будет очень сложно заметить принципиальную разницу. На страницах книг обоих действовали расовые божества, которые не только являлись воплощением определенных народов, но и руководили ими. Такой феномен, как Оскар Гольдберг, который смог увязать между собой каббалу и генетический расизм, позволяет задуматься о том, почему ариософы и мистические националисты конца XIX — начала XX веков воодушевлялись не только гностическими, но и каббалистическими концепциями.


Оскар Гольдберг был выпускником «семинара раввинов» берлинского учебного заведения «Бет Хамидраш», откуда вышло множество деятелей ортодоксального иудаизма. После этого он продолжил свое обучение в берлинском и мюнхенском университетах, где изучал восточные религии, этнографию, психиатрию и неврологию. Согласно непроверенным сведениям, в 1913–1914 годах Гольдберг направился в Индию, где планировал совершить несколько ритуалов. Между началом его исследовательской деятельности и выходом принесшей ему известность книги «Действительность евреев» (1925) прошел отнюдь не один год. Впервые свои тезисы Оскар Гольдберг озвучил еще в 1903–1908 годах на встречах со своими знакомыми. Есть также сведения, что он принимал участие в деятельности «Нового клуба», который в начале XX века был создан Куртом Хиллером, Эрихом Унгером и Эдгаром Захарией. В этом клубе бурно обсуждалась вышедшая в 1908 году книга Гольдберга «Пятикнижие Моисея — цифровая структура». В этой ранней работе еврейский исследователь впервые попытался осуществить трактовку священных текстов при помощи каббалистической нумерологии. В 20-е годы он принимал активное участие в так называемой «Философской группе». Ее заседания происходили на частных берлинских квартирах, где собирались еврейские и немецкие интеллектуалы. На встречах группы были замечены Шолем, Брехт, Дёблин, Франц Блай и другие. Вокруг Гольдберга всегда группировалось несколько людей — Эрих Унгер, Адольф Каспари, — хотя нельзя сказать, что их «учитель» был авторитетной фигурой на проходивших собраниях. Он почти никогда не вмешивался в дискуссии и предпочитал, чтобы его воспринимали как некое «частное лицо». Однако было бы ошибкой говорить о том, что фигура Гольдберга ускользнула от взора проницательных людей того времени. Например, Томас Манн придавал его черты некоторым героям своих романов. Например, в «Докторе Фаустусе» (1947) Гольдберг представал в облике «доктора Хаима Брайзахера». Кроме этого можно было бы указать на некоторые отрывки из тетралогии «Иосиф и его братья». Вдобавок надо указать, что Оскар Гольдберг состоял в постоянной переписке с Карлом Вольфскелем, который в свое время был дружен с Альфредом Шулером, а затем был завсегдатаем кружка Стефана Георге. В 1929 году Вольфскель познакомил Гольдберга с Фридрихом Гундольфом, и классик германской литературы был в восторге от этого знакомства с мистиком. В 1936 году тот же Вольфскель заявил, что Оскар Гольдберг предпринимал «множество действий», чтобы создать «тайную книгу», в которой бы содержались «ключи ко всем силам, способным спасти его даже от самой страшной беды». Вольфскель настолько высоко ценил Гольдберга, что ставил его в один ряд с Альфредом Шулером. Он как-то написал: «Шулер, императрица Елизавета[13], Гольдберг и Константинос Кавафис[14] — это были четыре человека, которые были важнее всего того, что происходило в их время! Сквозь них буквально просвечивала сила. Но в них были и зловещие черты. Рядом с ними всегда были люди, через которых к ним взывали демоны». Судя по всему, Вольфскель считал сведения, которыми обладал Оскар Гольдберг, настолько бесценными, что даже его книгу рекомендовал читать избирательно. «Я уже давно считаю своим долгом говорить о его книге только тем людям, которые обладают определенным духом, а в их сердце есть сила».
Но не стоит полагать, что Гольдберг пользовался популярностью только лишь в интеллектуальных и либеральных литературных кругах. Его ценили и на противоположном фланге. Многие правые и расистские мистики считали за честь познакомиться с Оскаром Гольдбергом. Матильда Людендорф назвала его «величайшим еврейским исследователем нашего времени». Наверное, это был единственный случай, когда еврей смог заслужить не просто похвалу, но и восхищение от фрау Людендорф, которая была известна всей Германии как яростная антисемитка и разоблачительница «происков масонов». Более того, Матильда Людендорф использовала теории Оскара Гольдберга, дав собственную трактовку поражения генерала Гельмута фон Мольтке в 1914 году при Марне. Матильда Людендорф, пересказывая Гольдберга, предположила, что в этом поражении были виноваты расовые божества, которые, собственно, и спровоцировали мировую войну. Позже эту идею не раз высказывал Рудольф Штайнер, однако он никогда не ссылался ни на Гольдберга, ни на Матильду Людендорф. В 1926 году эта идея в слегка популяризированной форме была положена в основу книги Карла Хайзе «Мир оккультных лож». Достоверно известно, что эту книгу в 1926 году внимательно изучил Генрих Гиммлер. Несколько неожиданно идеи Гольдберга были озвучены в 1940 году, когда была издана книга «К 75-летию полководца Эриха Людендорфа» (к сожалению, в выходных данных не значилось имя автора этой книги). Поразительным было то, что в разгар Второй мировой войны в германской литературе приводились огромные цитаты из «колдуна-еврея». Речь шла о метафизическом обосновании войны. Впрочем, оставшемуся неизвестным автору пришлось все-таки сделать некоторые оговорки: «Эта еврейская концепция говорит об идее тотальной войны… Кроме собственно воюющих армий имеет значение еще способ ведения войны. А именно против законов жизни соперничающих общностей, то есть против души народных братьев и сестер. Эти народы завоевывает армия совершенно специфического характера. Эта армия, с одной стороны, является сверхъестественной, но с другой стороны, она вполне реальна». В качестве примера как раз приводилась битва при Марне. Автор юбилейной книги о генерале Людендорфе указывал на работу Оскара Гольдберга «как перовое свидетельство признания расовых и фёлькише идей со стороны евреев». И далее: «По этой причине его книга замалчивалась еврейской прессой. А на книгу „Действительность евреев“ обратили внимание только правоориентированные газеты и журналы».
Поскольку интерпретации Гольдберга (в том числе с расово-мистической точки зрения) даже при его жизни носили исключительно противоречивый характер, то будем придерживаться точного цитирования его тезисов. Он писал: «Так как этот мир является „миром великой напряженности“, то этом мире заинтересованы как Элохим ИХВХ (Бог Яхве) так и другие Элохимы. Прочие Элохимы рассматривают „мир сей“ в качестве области колонизации. Однако Элохимы, которые намереваются колонизировать „сей мир“, вынуждены заключить компромисс с Элохимом ИХВХ. Так и произошло. На шестой день творения был создан Адам. Однако в создании этого „земного существа“ принимал участие не только Элохим ИХВХ, но и другие Элохимы. Однако в Пятикнижии об этом говорится, как „по образу и подобию“. Теперь мота происходить колонизация мира. Однако она могла осуществляться лишь настолько, насколько отдельные Элохимы сформировали отдельные расы и народы, то есть придали через созданных существ Земле свой метафизический отпечаток. В отведенном участке Земли каждый из Элохимов должен был создать свой собственный вид изначальных людей, то есть создать центр биологического развития. Однако каждый из созданных видов явно уступал метафизическому человеку. Создание различных проторас, или родоначальников рода человеческого, было предотвращено Элохимом ИХВХ. Только созданный Элохимом ИХВХ Адам мог жить вечно. Созданные же другими Элохимами существа принимали участие в человеческом облике, чтобы осуществить дифференциацию, в которой они нуждались». Далее: «Из предыдущего описания участия разных Элохимов в творении Адама следует, что, несмотря на единство человеческого рода (все человеческие существа были созданы по прототипу человека, то есть преформацию), люди происходили из различных биологических центров. По этой причине имеются различные человеческие расы. Имеются лишь несколько неизменных элементов: дух, материя, также „биологический элемент“, являющийся чем-то средним между этими двумя категориями. Поэтому имеются три расы, которые соответствуют трем элементам мира: духу, материи и биологическому элементу. Народы, возникающие в отдельных расах, определяются различным соотношением духа и материи… Одни существуют в овладении формами состояния духа, что удается им, если только они поднимаются к более высоким мирам, так как там дух выступает в более чистой форме. Чем больше материя стремится стать духом, тем ближе она становится к духу, то есть к бескрайней действительности своего происхождения. Эта метафизичность, в качестве установки происхождения, является отличительной чертой одной из трех основных рас арийцев. Под ними подразумеваются метафизичные индийцы, персы, древние народы Северной Европы и т. д, то есть те, кто в Пятикнижии выступают под именем Яфет. Другие существуют благодаря господству над материей, которую нужно понимать (как и в случае с духом) опять же трансцендентно, но не эмпирически, так как речь идет о возвышении материи. Это земной удел второй из трех основных рас — семитов, которые в самой чистой, но принципиально новой форме воплощены в народе евреев. Метафизика монголоидов может характеризоваться как нисхождение материи, так как она происходит в диаметрально противоположном направлении процессу, который мы назвали возвышением материи». Поясняя эту конструкцию, надо отметить, что в характерной для гностицизма форме Оскар Гольдберг относил негроидов к материалистичным монголоидам. «Сим (семиты), Хам (монголоиды) и Яфет (арийцы) являют собой три метафизические направления. Они воплотили их в себе. Их видоизменения, приведшие к появлению народов, являются трансцендентным политическим инструментом Элохима».
Когда Элохимам не удалось творение в полном понимании этого слова собственных земных рас, то «они разделили Адама на три части: Сима, Хама и Яфета, три принципиальных метафизических направления, из которых произошли народы». «Таким образом, антропология была призвана управлять ходом развития истории, в шторой каждой из Элохимов использовал собственное силовое поле (народ), чтобы вести борьбу за землю». Гольдберг подчеркивал, что Элохим ИХВХ отнюдь не являлся Элохимом Сима, но более высшей силой, которая создала идеального Адама. Он отрицал проблему противостояния монотеизма (однобожия) и политеизма (язычества), так как полагал, что Бог одного народа мог быть совершенно иной силой, нежели Бог другого народа. Подобные различия объяснялись тем, что народы и расы имели различные биологические центры своего происхождения. Народ, как сумма человеческих существ, образующих антропологический вид, могли иметь либо один, либо несколько центров биологического происхождения (если народ являлся смешанным). Опираясь на эту мысль, Гольдберг предполагал, что Бог имел для народов вполне конкретное биологическое значение. Народ для Бога являлся инструментом земной власти, через который он мог влиять на материю. Таким образом, возникала взаимная зависимость. С одной стороны, народ нуждался в Боге, с другой стороны — Бог был зависим от народа. Гольдберг отрицал знаменитую геологическую формулу, которая говорила о покорности, фатализме и преданности. В его представлениях народы были автономными от своих богов. В этой связи не был исключен деструктивный процесс, когда народ полностью утрачивал связь с Элохимом, что неизбежно вело сначала к деградации, а затем к гибели народа.
На самом деле у предложенной Гольдбергом мифологии имелась своя инверсия. В данном случае в качестве некой предшествующей появлению тезисов Гольдберга стадии можно рассматривать работу Якоба Клацикана «Кризис и решение в иудаизме». Эта книга, увидевшая свет в 1921 году, не имела глубокою мистического подтекста, но была во многом связана с популярными в то время биологическими трактовками. Как бы то ни было, но идеи Гольдберга и Клацкина переплетались между собой. Клацкин в одной из глав своей книги писал об иудаизме: «Он — сугубо национальная религия, связанная только с одним племенем и его историей. По этой причине иудаизм не знал присущего всем мировым религиям миссионерства. Все новообращенные в иудаизм рассматривались как инородное тело, а потому история вынесла этой религии свой приговор: прозелиты являлись проказой для Израиля. Поскольку евреи были народом, а не просто религиозной общиной, то обращение в свою религию не могло стать имманентной миссией иудаизма. Этим можно объяснить некоторые библейские сюжеты, касающиеся религиозной политики, которая сводилась к уничтожению языческих народов, которые отнюдь не намеревались обращать в иудаизм». Отталкиваясь от этой мысли, которая была преобразована в специфической для Гольдберга манере, он исходили из того, что необходимо было проповедовать иудаизм среди неевреев, в первую очередь среди азиатских народов. То есть Гольдберг планировал вывести иудаизм за рамки сугубо биологических границ.
В этой связи интересно задаться вопросом: как идеи Гольдберга воспринимались в среде немецких националистов и фёлькише? Гольдберг относил процесс формирование рас к далекому доисторическому времени, что не могло произойти в современных условиях. Во время процесса расового генезиса все народы были открыты для Элохимов, которые выступали в качестве центров биологического развития. В настоящее время у народов больше не было такой возможности. Подобное положение вещей характеризовалось как «совершенно противоестественное». Выводы Гольдберга могли испугать любого приверженца идей прогресса, но давали долгожданные аргументы для культурных пессимистов из числа антисемитов.
Согласно Гольдбергу арийцы в процессе своего расового формирования оказались связаны с расовыми богами и космологической эсхатологией, предопределившей, что среди народов мог быть только один победитель. Подобные выводы имели не только метафизический аспект, но и посредством трактовок каббалы были рассчитаны на вполне конкретное, физическое понимание. Победа в мировой истории должна была обретаться через кровавые жертвы, которые приносились расовым богам. Даже сугубо светские войны являлись подобного рода жертвоприношением. Нет ничего удивительного, что такие идеи, высказанные Гольдбергом, могли вызвать форменный ужас у либерально настроенных евреев, которым представления о ритуальных жертвоприношениях должны были казаться по меньшей мере анахроническими. Не стоило сбрасывать со счетов, что Гольдберг описывал в своих работах не только далекое прошлое, но пытался применить свои выводы к вполне конкретным реалиям сегодняшнего дня. Он даже пытался предложить свои услуги военным ведомствам Германии. Один из выдающихся еврейских философов XX века, Мартин Бубер, вспоминал: «Во время Первой мировой войны ученик Гольдберга, Эрих Унгер, по поручению своего учителя пришел в берлинское министерство иностранных дел, чтобы сделать официальное предложение. Гольдберг был готов отправиться в Индию, чтобы связаться там с махатмами. Это в свою очередь должно было обеспечить Германии победу в войне».
В письме, которое Бубер написал в ферале 1916 года Унгеру, философ задавался вопросами: «Чего хочет достигнуть господин Гольдберг? Положения или действия? Если действия, то разрушительного или созидательного? Если разрушительного, будет ли оно осуществлено вместе с демонами или без них?» Словно пытаясь облегчить применение идей метафизического развития к актуальным политическим событиям, Гольдберг писал: «Сейчас доисторическое время — за исключением некоторых экзотических реликтов — разрушилось и распалось. Народы, которые либо „американизированы“, либо „европеизированы“, в одинаковой степени затронуты этим упадком — они больше не могут вернуться в свое прошлое». Нельзя не отметить, что подобного рода заявления во многом противоречили идеям, которые сам же Гольдберг высказывал в книге «Действительность евреев». В частности, на ее страницах он сообщал: «Таким образом, антропология имеет своей целью формировать исторические процессы, на которые каждый из Элохимов воздействует через свой собственный народ. После разделения и обособления силового поля Элохимов через эти народы они начали борьбу за преобладание на Земле, что и стало началом истинной мировой истории».
Однако Гольдберг не отрицал того, что нет никакой возможности сохранить отдельные расы в идеальной чистоте. В одной из работ он писал: «Поэтому нельзя требовать от народов, чтобы они вернулись обратно в состояние далекого прошлого. За прошедшее время расы перемешивались сотни и даже тысячи раз… Как смешанный славяногерманский народ может навязывать миру „расовые законы“?» Гольдберг полагал, что народы в своей изначальной расовой чистоте сохранились лишь в удаленных уголках Индии, Тибета, Монголии и Африки. По этой причине даже немцы не являлись идеально чистыми носителями идей арийского Элохима. Они были всего лишь одной из разновидностей смесей. Несмотря на отчетливо выраженный расовый акцент, Гольдберг всегда выступал в своих работах против деструктивной селекции, то есть попыток вернуть себе изначальное расовое состояние. В подобных устремлениях он видел угрозу распада и гибели уже существующего народа.
Пельке, Ланца-Либенфельса и Гольдберга при всех имевшихся различиях роднил один принципиальный момент — в идейных построениях использовалась конвергентная смесь из гностики, каббалы и современной тому времени генетики. Попытка богоискательства привела к возникновению крайне опасных идей, так как указанные выше люди дали возможность трактовать мистику с сугубо биологических позиций. Кроме этого их пример показывает, что гностический расизм немецких мистически ориентированных националистов базировался не только на Библии и Эдде, но и на каббале.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.