ИСТОЧНИКИ «БЛАГОСТИ»

.

Надо отметить, что большая часть ариософских теоретиков, несмотря на свой ярко выраженный антисемитизм, уделяла большое внимание еврейской каббале. Каббалистический гностицизм был присущ и Ланцу-Либенфельсу, и Альфреду Шулеру. Курт Пельке не был исключением, хотя он и предпочитал давать собственные трактовки. Если сравнивать ею толкования с классическими версиями гностицизма, изложенными в кодексах библиотеки Наг-Хаммади, то построения Пельке выглядят более умеренными. Каббала, что при дословном переводе означает «традиция», в период между XII и XVIII веками была важнейшим направлением в иудейской мистике. Центральная роль в каббале отводилась книге «Зогар» («Книга сияния»).

Известная с XIII века, она должна была символизировать собой «сияние божественного света», который исходил от Торы. Каббала стала стремительно распространяться по Европе из Испании. Однако столь же стремительно она потеряла свои позиции в начале XVIII века, став «жертвой» Просвещения. Следы первых европейских каббалистов можно обнаружить в Лангедоке конца XII века, то есть как раз в то время, когда там процветала ересь катаров, которые были известны своей склонностью к гностицизму. Здесь была найдена первая каббалистическая работе — книга «Бахир» («Книга яркого света»). Средневековые каббалисты исходили из того, что в их трудах было несколько смысловых слоев. Было принято считать, что имелись различия между словарным смыслом текста и его духовным смыслом. Моше де Лион, предполагаемый автор основной части книги «Зогар», занимался разработкой четвертого смысла Торы, которому должны были предшествовать первые три: буквальный (первый), агадский (второй) и философско-аллегорический (третий).
Четвертый смысл Торы должен был быть уровнем теософский мистерии, уровнем глубокой мистики. Именно этот четвертый смысл считался истинной сутью иудейских текстов. Впрочем, даже на этом каббалистические изыскания не остановились. Некоторое время спустя были предприняты попытки обнаружить пятый уровень, который бы позволял постигать суть слов при помощи числового значения еврейских букв. Этот способ мистической интерпретации получил название «гематрия» и до сих пор считается одним из приемов герменевтики священных текстов. Считалось, что каждое слово, каждая буква обладала 70 аспектами. В XVI веке сафедская школа каббалистики в очередной раз развила мистические представления. Она использовала представление о том, что из Египта в Израиль в исходе принимало участие 600 тысяч человек. Они же принимали Тору на Синайской горе. На этом основании строилось представление о том, что 600 тысяч душ, некогда увидевших сияние Синая, продолжали жить в последующих поколениях. То есть в одной из ветвей каббалистики речь шла о 600 тысяч божественных искр, которые должны придавать Торе такое же количество аспектов, а стало быть, должно иметься 600 тысяч буквенно-текстовых символов.
Столь подробное отступление, посвященное каббалистике, было необходимо, чтобы более наглядно продемонстрировать методы специфической герменевтики, которая была создана Куртом Пельке. Глава «благих» позаимствовал у теософов принципы каббалистической трактовки текстов, которые перенес к европейским сказкам и христианским трудам. В частности, он подчеркивал, что «Библия, а также древние сказания и сказки народов мира» обладали «многоуровневым смыслом», который можно было постичь при многократном обращении. Надо было несколько раз перечитать слова, чтобы понять их потаенный смысл. Пельке писал: «Нужно понимать арийский язык оригинала, который опирался на письмо согласными звуками. Евреи даже сегодня отчасти придерживаются этого принципа, когда в важных трактатах заменяются гласные звуки точками, расположенными в определенном порядке. Подлинный же язык оригинала является арийским». Идея трактовать еврейскую письменность через «арийский язык», скорее всего, была позаимствована Пельке у великого французского мистика маркиза Сент-Ив д’Альвейдра. Тот в 1901 году в одном из писем, адресованных Папюсу, писал: «Согласно моим изысканиям, касающихся древних алфавитов, Ка-Ба-Jla насчитывает 22 буквы и является самым таинственным арийским алфавитом». Пельке же почти в духе каббалы придерживался идей многоуровневых смыслов: «Высшие знания можно понять только при семикратном обращении. Трехкратное обращение (трехсказ) подразумевает в начале наличие простого, экзотерического рассказа. Затем следует смысл второго уровня — духовная, внутренняя (эзотерическая) сторона дела. Третий же уровень дает возможность практического приложения знаний во благо всего человеческого рода. Понимание третьего уровня было почти полностью утрачено, его отголоски можно изредка встретить у отдельных теософов и оккультистов».
Далее Пельке предлагал комментарии к пятому и седьмому уровням каббалистической интерпретации текстов: «Пятый уровень находится под влиянием планеты Марс. Он имеет алхимическое значение. На этом уровне оккультные и магические способности проявляются в степени алхимической свадьбы и чудес Христа. Этот уровень имеет отношение к „философскому камню“ и сказочной силе вриль древних атлантов. Это относится к эфирной субстанции (прана) теософов, флюидам Дюрвилля, силе Од фон Райхенбаха… Седьмой уровень находится под властью Сатурна… Он позволяет постигать тайны высшего миропорядка и божественности». В данном случае имеет смысл привести цитату из работы Папюса, которая была написана в 1903 году: «Обладание каббалистическими ключами открывает будущее, сулит успех, ведет на небо всех религий, приобщает к братству посвященных».
Если говорить о примерах применяемой Пельке интерпретации, то большинство из них относилось к библейским текстам. Одна из этих трактовок касалась указанного в Библии возраста Христа (33 года). Пельке полагал, что речь вовсе не о земном (физическом) возрасте. Пельке утверждал: «Иисус достиг тридцатого, наивысшего градуса посвящения, стал „рыцарем Кадоша“, что символизирует собой совершенного человека — Адама Кадмона, о котором говорят каббала и оккультисты… Адам Кадмон — „первочеловек“ — небесный прообраз человека земного». Современный иудейский мистик Гершом Шолем писал по этому поводу: «Если мы обратимся к каббалистическим трудам о Боге, то их мифический характер отчетливо обнаруживается в учении о десяти сефирот, возможностях и принципах действия живого божества… Только средневековая каббалистическая теософия восстановила и существенно развила гностическую экзегезу о мире эонов. Суть этих возможностей образует мир сефирот, развертывающееся божественное единство, которое включает в себя архетипы всего бытия. Это мир, который недостаточно сильно акцентирован, является миром внутрибожественного бытия. Он без крушения и без нового начала устремляется в видимые и тайные миры творения, которые по своему строению повторяют эту внутрибожественную структуру, отражая ее в себе». И далее: «Мифическое содержание этих символов является бесконечно изобильным. Но ничто более отчетливо не проступает, чем символика, в которой Бог открывает мир сефирот. Он предстает человеком в чистом виде, Адамом Кадмоном — первоначальным человеком. Бог, который может быть узрен человеком, предстает как раз в качестве первочеловека. Великое божественное имя в его творческом развитии звучит как Адам, о чем говорят каббалисты, занимавшиеся гематрией. Уже книга Бахир знала семь священных форм Бога, которые находили свое соответствие в частях человека. На этом основании было построено представление об Адаме Кадмоне». На каббалистические идеи, касающиеся Адама Кадмона, можно было бы не обращать внимания, если бы не несколько моментов. Каббалисты предполагали, что акт Творения происходил от света, который лился из глаз Адама Кадмона. Мир должен был накапливать этот свет в метафизических сосудах. Сефирот должны были находиться в этих «сосудах» в Адаме Кадмоне в разделенном состоянии. Однако, разбившись, эти «сосуды» привели к смешению высшего и низшего миров.
Как видим, в некоторых гностических доктринах Адам Кадмон являлся одновременно и божеством, и первочеловеком (идеальным человеком), тело которого состояло из мистического света. Курт Пельке весьма охотно подхватил эту идею, хотя и несколько трансформировал ее. Он высказывал идею о том, что исторический процесс в древности был по сути своей дегенерацией, то есть скатыванием идеальных перволюдей до уровня обыкновенных людей, которые во многом утратили в себе божественный свет. Поэтому высшей целью человека должно было стать возвращение в его идеальное состояние. Для этого надо было объединить всех, в ком текло хотя бы немного крови Адама Кадмона. Подобно большинству ариософов, «благие» провозглашали кровь «божественной субстанцией». Пельке всего лишь заменил некоторые каббалистические термины. Например, вместо Адама Кадмона и десяти сефирот он предпочитал использовать слово «кристалл» и производные от него. Он писал: «Миссия немцев состоит в том, чтобы создать новую, шестую кристианскую коренную расу. Это будет основная раса, которая займет всю материковую Европу… К формированию этой расы будут привлечены все люди, в которых течет кровь „кристаллических“ перволюдей». Различие между доктриной «благих» и каббалистикой заключалось в том, что Пельке видел проблему падения перволюдей в расовом смешении и стремлении к материальным благам, в то время как еврейские мистики указывали на метафизическую драму: разбитые сосуды света.
В мистических концепциях «гуотов» можно встретить различные идеи, так или иначе относящие к гностическому наследию. Так, например, еще в II–III веках еврейские гностики пытались измерить части «божественного тела». Средневековые каббалисты превратили эти попытки в идею об Адаме Кадмоне. В их ритуалах имелось два аспекта. С одной стороны, предполагалось установить связь всех вещей в их истинном метафизическом единстве. С другой стороны, были ритуалы, которые были ориентированы на устранение любых негативных моментов, которые мешали установлению этой связи. Постепенно метафизические идеи были спроецированы на сугубо физический мир. Например, появилась идея о необходимости ритуальных процессов, которые вели к разделению «светлого» от «загрязненного». В своей расово-мистической конструкции Пельке кроме идеи об Адаме Кадмоне использовал еще несколько компонентов каббалистических доктрин. Он писал: «О чем, собственно, повествуется в мифе о лабиринте?.. Прежде всего, о древнем „искусстве сотворения людей“, бара габра из каббалы — искусства, которое было утаено от низких людей. Они не были в состоянии ориентироваться в словесных переплетениях отдельных преданий, если не имели в своих руках нити Ариадны… Там человек является мерой всех вещей. Его совершенные и гармоничные физические свойства зависят от выявления в нем божественного духа… Таким образом вся древняя мудрость и все учреждения древности вращаются вокруг проблемы творения совершенного человека, который должен являться чистым божественным храмом. Это и есть нить Ариадны. Это и есть Альфа и Омега!»
Когда Пельке говорил о «бара габра из каббалы», то подразумевал мистическую трактовку знаменитой формулы «абракадабра». Однако в каббалистическом понимании слово «бара» означало «творение». «Искусство сотворения людей» имело в своей основе множество мифов, но в первую очередь оно ассоциируется с легендой о големе. В данном случае необходимо указать на книгу Йецира («Книгу творения»), создание которой приписывалось Аврааму, но, скорее всего, она была написана в первых веках нашей эры неопифагорейцами из числа евреев. В этом трактате не только описывалось устройство космоса, но и его соотношение с человеческим телом. Так, например, указывалось, что 22 буквы еврейского алфавита соответствовали частям человеческого тела. Со временем французские и немецкие евреи стали использовать «Книгу творения» в качестве руководства по магическим действиям. В XIV веке испанский раввин Ниссим Гиронди из Барселоны писал: «Ученые мужи Германии опирались на этот пункт, который почти ежедневно использовали для демонологических вещей. Они настаивали на том, что творение человека должно было происходить именно в сосуде».
В случае с Пельке «искусство сотворения людей» было превращено в селективный отбор. На это указывает текст, опубликованный в 1925 году в журнале «Фемштерн»: «Место, где из ара, то есть от божества, происходило планомерное зачатие и выведение непорочно зачатых сыновей бога, находилось в Германии. Именно здесь располагался тайный орден искусства сотворения людей. Это было Туле… Благодаря Туле кровь первочеловека, Христа, потекла по жилам зверолюдей. Он передал через кровь человекоподобным существам божественную силу, чем принес великую жертву». Этот отрывок однозначно указывает на то, что Пельке использовал идеи Ланца-Либенфельса и «новых тамплиеров». Однако имелись и некоторые различия между концепциями «благих» и «новых храмовников».
Если «новые тамплиеры» и Ланц-Либенфельс опирались на классическую модель селекции, которая предполагала сексуальный акт, то «благие» и Пельке предпочитали говорить о «непрочном зачатии» «сыновей богов». В данном случае имелось две возможности: либо выведение их из «пробирки», либо сугубо магическое действие. То, что в данной ситуации «гуоты» подразумевали отнюдь не космический и не метафизический акт, указывает статья из журнала «Фемпггерн» за 1925 год. В ней говорилось о колдуньях и ведьмах как специалистках по «искусству сотворения людей». Они назывались общим словом «хагадизы», то есть женщины, состоявшие в культовом союзе, который занимался «практическим созданием боголюдей». Автор статьи писал, что все знатоки «искусства сотворения людей были объединены в тайный орден». Кроме этого подчеркивалось, что без «планомерной человеческой селекции», которая осуществлялась хагадизами и друидами, «в настоящее время люди обладали бы телами, слабо напоминающими человеческие». Если говорить о конкретном выпуске журнала «Фемпггерн», то можно предположить, что он в свое время попал в руки Генриху Гиммлеру. Именно этим можно объяснить интерес будущего рейхсфюрера СС, с одной стороны, к «Союзу благих», с другой стороны — к колдовской теме, что позже выразилось в создании «Зондеркоманды X»[10].
Согласно Пельке присутствие в человеке искры божественного света предполагало изменение в физическом облике. «Древнее германское племя свевов было тайным орденом, обладавшим этой тайной, так как в противном случае на свет не смог бы появиться гармоничный, прекрасный, белокурый, героический человек… Такие качества могли возникнуть только при условии соблюдении законов природы, принципов селекции… Сегодня мы почти полностью израсходовали человеческий материал. Если в ближайшее время не применить на практике древнее утраченное (но недавно обнаруженное вновь) знание „искусства сотворения людей“, человечество в недалеком будущем рискует погрузиться в пучину варварства… Должны отбираться специально предназначенные люди, которые должны сочетаться браком друг с другом. Их потомки должны воздерживаться от смешения с обычными людьми. Это — расовый отбор. Было бы целесообразно его проводить сначала в отдельных местностях, где имеются подобающие жизненные условия. Он должен дополняться отбором в уже имеющихся больших общностях, сословиях, ложах и кастах».
По мнению руководства «благих», для общества будущего особые проблемы должны были создавать метисы. «Метисы, как уже следует из самого слова, являются смесью различных расовых сущностей: германской, семитской, негроидной, монголоидной, славянской и т. д. Эти отдельные расовые черты не сливаются в единое унифицированное целое, но проявляются каждая по себе. Они отталкиваются друг от друга и в итоге создают человека, полного тревог, беспокойства, дисгармонии и необдуманности. Последствием господства метисов может стать то, что немецкий народ полностью забудет про свое предназначение, и будет заблуждаться относительно собственной сущности». Для «гуотов» благим мог быть только человек, который обладал расово совершенным телом. «Мы хотим быть богами, как нас этому учил Иисус. Мы хотим идти вперед, оставив позади низших людей, которые не благие, не хотят быть благими и не могут в их несовершенном теле быть благими».
Как видим, мистические концепции «искусства сотворения людей» оказались скрещенными генетическими идеями начала XX века. Каббалистические мифы оказались превращенными в биологические пророчества о человеческой селекции. Впрочем, эти пророчества не были просто словами. Для осуществления идей Пельке среди «благих» выбирались специальные «мастера», которые должны были заниматься подбором «подходящих» супругов. Еще до прихода к власти некоторые из национал-социалистов с нескрываемым любопытством наблюдали за этим экспериментом. В одном из сообщений, направленных имперскому руководству НСДАП в Мюнхен, сообщалось о селекционных проектах Пельке: «По принципиальным соображениям С(союз) Г(уотов) весьма конструктивно подходит к вопросам брака. Каждый член союза обязуется испросить совета благородного Хунориха (Пельке), после чего должен получить разрешение на вступление в брак… Подбор супругов происходит в первую очередь по астрологическим, а не расовым критериям. Для каждого из супругов составляется специальный гороскоп, чтобы убедиться в том, насколько он является „благородным“».
Отдельное внимание надо уделить псевдониму Курта Пельке — «Вайсхаар» («мудрые волосы»). Если трактовать его с мистической точки зрения, то он может означить «вернувшего древнюю религию». В данном случае нельзя не заметить поразительное сходство псевдонима Пельке и ритуального имени Карла Марии Вилигута, который был известен в СС под именем Вайстор. Это не может быть простым совпадением, так как кроме прочего оба они использовали для некоторых своих газетных публикаций еще один псевдоним, который в обоих случаях был почти полностью идентичным — «Видар» у Пельке и «Ярл Видар» у Карла Марии Вилигута. В германо-скандинавской мифологии Видар был асом, божеством и сыном Одина. Если же говорить о предводителе «благих», то он как бы указывал на восприятие мифа об Адаме Кадмоне, то есть гностического тезиса о наследовании «кристаллического» Спасителя (Криста). На это также указывает молитва, которая читалась «гуотами». В ней отчетливо воспроизводились идеи о восприятии некоторыми людьми «божественно крови»: «Крист, Спаситель, Божественный дух, ты спускаешься вниз в виде луча и как сын асов даешь твою кровь этому миру! Твоя кровь делает глаза голубыми, кожу светлой, белокурым локонами придает золотое великолепие, а рост благородно-высоким… Избавь мир от пороков и страдания, подготовь царство благих!» Просьба о ниспослании божественной крови в конечном счете сводилась к сексуальным приемам, которые не были редкостью в ариософских культах. Как результат «Союз гуотов» попал в поле зрения службы безопасности СД. Есть версия, что основной причиной запрета организации была отнюдь не ее политическая деятельность, а «проблемы нравственности». Сотрудники СД инкриминировали «благим» аморальное поведение. Это обвинение строилось на специфическом понимании «гуотами» нравственности. Они полагали, что достигнуть «нравственного» обновления немецкого народа можно было только через так называемое «венчание левой руки». В данном случае речь шла о том, что если в браке супруги не смогли родить детей, то муж имел право завести себе вторую и даже третью жену. Кроме этого в отдельных случаях в дело мог вступить сам «Вайсхаар», который мог обеспечить некоторым из жен «благих» «зачатие высококачественного потомства».
Один из ведущих сотрудников СД, профессор Франц Альфред Зикс, смог вполне точно установить, что подобная практика говорила о том, что Пельке воспринял идеи Пауля Кётнера. Действительно Пауль Кётнер, который в 1920 году опубликовал работу «Немецкий порядок», являлся одним из идейных вдохновителей «Союза благих». Например, он писал в указанной работе: «С точки зрения селекции законными, то есть полноценными браками считаются только те, где может быть много детей, если этого не происходит, то брак может быть расторгнут. После этого может быть заключен селекционный брак. Он может возникнуть с согласия супруги и существовать одновременно с жизненным браком. Селекционный брак должен служить делу сохранения вида… Внебрачные дети больше не могут обеспечить этого сохранения. Каждый ребенок должен быть рожден в браке. Мать, состоящая в селекционном браке, должна получать от государства денежное довольствие и детские деньги подобно матери, состоящей в жизненном браке. После заключения селекционного брака она должна получать обе упомянутые государственные субсидии, по меньшей мере, до момента достижения ее ребенком 15-летнего возраста. Селекционный брак должен исправить самый великий недуг этого мира». Нельзя не отметить, что селекционные проекты Пельке весьма напоминали практику деятельности эсэсовской организации «Лебенсборн» («Источник жизни»). Впрочем, было бы ошибкой полагать, что Генрих Гиммлер воспринял селекционные идеи Курта Пельке, как на то намекает германский исследователь Франц Вегенер. Если посмотреть на политический ландшафт Германии 20—30-х годов, то можно отметить, что подобного рода представления были присущи не только для ариософских организаций, но и более умеренных фёлькише-союзов. Германия была буквально одержима идеями расовой селекции и расовой гигиены, а потому нет никаких оснований считать «Союз благих» провозвестником селекционной политики, которая со временем стала проводиться в рамках СС. Впрочем, это не исключает того, что Гиммлер все-таки был знаком с журналами «благих» и в 1925 году даже проявлял некоторый интерес к данной организации.
Хайнц Барч в своей диссертации 1937 года, посвященной оценке «всеобщего германского религиозного движения», оценивал «Союз гуотов» следующим образом: «Его основами являются расовая селекция, тайные доктрины, астрология и магические культы». Весьма интересным было бы установить, что данный автор подразумевал под «магическими культами». Известно, что в своей работе «Новая Европа» Курт Пельке по меньшей мере дважды рекомендовал к ознакомлению оккультные статьи Папюса. В первую очередь он обращал внимание читателей на написанную в 1893 году статью, которая была посвящена практической магии. Есть сведения о том, что данная статья использовалась мюнхенским мистиком Альфредом Шулером. Например, он составлял так называемые «Зеленые тетради», которые считались «тайными посланиями, предназначенными исключительно для посвященных людей». По большому счету «Зеленые тетради» были своего рода руководством по строительству «магической лаборатории, в которой должен иметься алтарь». Сохранилось описание разделов «Зеленых тетрадей», которые были посвящены следующим темам: алтарь, экзорцизм воды, курильня и воскуривание, экзорцизм огня, магическая печь, магическая лампа, обращение духов огня, магическое зеркало, простые предсказания при помощи магического зеркала, большой магический магнит и т. д. Кроме этого Шулер не раз упоминал «ключи царя Соломона», при помощи которых (согласно Папюсу) можно было вызывать и заклинать духов. К сожалению, до настоящего времени неизвестно, намеревался ли Пельке, подобно Шулеру, повторять магические опыты, рекомендованные Папюсом. Известно лишь, что в большинстве ариософских групп использовалась практика «сидерического маятника». Повторимся — в 1925 году Генрих Гиммлер досконально изучил практическое пособие по «Практике и магии маятника», написанное Генрихом Юргенсом.
Несколько строк надо посвятить тому, как «благие» представляли себе церковное будущее Германии, после того как совершится «фарунский переворот». Надо упомянуть еще раз, что Курт Пельке происходил из евангелической семьи. Он писал: «В любом случае католицизм сохраняет в себе больше от древней религии, чем евангелизм. В католицизме больше истины. Это я вынужден констатировать как человек, сам воспитанный в евангелических традициях». Вместе с тем Пельке считал, что «иудеохристианское учение» было «чуждым народу», а потому он планировал всего лишь выявить в католицизме сокрытые гностические элементы, переложить их на теософский лад, дополнить расовым учением и каббалистическими трактовками священных текстов. На этой основе должна была возникнуть «кристианская церковь», то есть религиозная организация «гуотских кристиан». По этому поводу он писал: «Убраны все принципиальные препятствия, которые мешали объединению католической и евангелической церквей с теософией. В своих учениях они в равной степени и правы, и неправы одновременно, так как они знают только Луну и пребывают на уровне Меркурия. То, что они не смогли постичь, схематически запечатлено в их одеяниях. Теперь же в этом нет никакой необходимости. Для нас открыты врата практического расового христианства».
После того как были разобраны основные положения вероучения «благих», то стоит задаться вопросом: какие работы и какие источники вдохновили Курта Пельке на его создание? Он сам отвечал на это в одной из своих статей. Если опустить разнообразную оккультную литературу, то бросается в глаза, что Пельке в самом великом множестве использовал работы Ланца-Либенфельса и Пауля Кётнера. Поскольку анализу деятельности и концепцией Ланца-Либенфельса была посвящена отдельная книга, вышедшая в серии «Архивы Аненэрбе», то имеет смысл сосредоточиться на фигуре Кётнера, который уже упоминался нами в этой главе. Если заняться поиском работ Кётнера, то можно обнаружить, что их, казалось, было не так уж много. Это объясняется тем, что он нередко использовал псевдонимы: Эрнст Фрейман, Рафаэль, Брюкнер («мостильщик»), Ренатус Рам, Митратон, сэр Дж. М. Ноу. Учитывая эти псевдонимы, можно восстановить список работ, созданных Кётнером. Приведем его: «Искусство алхимиков Средневековья и современности» (1902), «Герметические послания» (1908), «Божественное человечество» (1910), «Пароли иудаистической политики. Разрушающий принцип» (1918), «Немецкий порядок. Право и законы германцев» (1920), «Божественность и иудаизм» (1921), «Позитивное христианство. Доклад о пробуждающейся духовной силе немцев» (1921). «Годены[11]. Путь к солнечной стране» (1922), «Пандемониум. Правда? Сон? Ложь? Кинороман из потустороннего мира» (1927), «Последняя тайна. Завоевание мировых рун. Преодоление масонства. Третья империя. Приложение: Эрих Людендорф как алхимик» (1928), «По тропам международного масонства» (1931). Уже перечисленный список книг позволяет отчасти составить портрет человека, их написавшего. Однако историкам повезло — сохранились биографические сведения о жизни Пауля Кентера, что избавляется их от необходимости подменять факты результатами психологического анализа личности.
Пауль Кётнер родился 7 июня 1870 года в Берлине в семье торговца. Ребенком он помещал берлинскую школу, а затем перешел в гимназию Грейфсвальде, где и получил аттестат зрелости в 1890 году. После этого Пауль занялся поиском своего призвания. Он изучал в Берлинском университете и университете Галле химию, математику, физику, философию, антропологию и психологию. В итоге он все-таки предпочел двигаться в направлении естественных наук. В 1896 году он получил ученую степень после защиты работы «О рубидии и некоторых наблюдениях за ацетиленом». В том же самом году он был призван на военную службу. Он окончил ее очень быстро — в 1897 году Пауль Кётнер демобилизовался из рейхсвера в звании лейтенанта. После этого он работал ассистентом в нескольких лабораториях. В 1901 году он защитил докторскую диссертацию по теме «Чистый теллур и его атомарный вес». Почти сразу же после этого он заинтересовался проблемами алхимии. Весьма показательно, что первая прочитанная им лекция позже была превращена в книгу «Искусство алхимиков Средневековья и современности». Некоторое время Кётнер работал в Техническом институте Берлина. В 1906 году он защитил очередную диссертацию. В годы Первой мировой войны воевал на фронтах. Был демобилизован в 1918 году. Пауль Кётнер быстро сблизился с Эрихом Людендорфом, после чего посвятил себя разоблачению «масонского заговора». Скончался Кёнтер 23 июля 1932 года в Берлине.
Послевоенная Германия знала множество вульгарных конспирологов, которые специализировались на выпуске брошюр, обличающих либо еврейский, либо масонский заговор. Пауль Кётнер явно выбивался из их числа. В качестве подтверждения этого можно привести сведения о том, что он был одним из немногих германских конспирологов, кто удостоился быть упомянутым в «Международном словаре масона», который выпускался по инициативе нескольких германских лож. В этом словаре можно обнаружить весьма интересные сведения. В частности, в нем упоминалось, что Кётнер некогда состоял в «Великой земельной ложе Германии». Кроме этого он опубликовал в 1925–1926 годах несколько статей в журнале «благих» «Фемштерн», в которых обвинял в государственной измене бывшего гроссмейстера ложи графа Дона-Шлодина. Кётнер не раз утверждал, что, общаясь с масонами в различных городах и ложах, слышал о подготовленном убийстве эрцгерцога Франца Фердинанда, что должно было послужить стартом для мировой войны. Якобы мировая война была замышлена масонами для того, чтобы уничтожить европейские монархии (русскую, германскую и австрийскую). Эти утверждения были подхвачены генералом Людендорфом, за что он предстал в 1931 году перед судом. Генерал не смог доказать данные утверждения, а потому был обвинен в клевете.
Однако в рамках данной книги нас должны интересовать отнюдь не конспирологиеские построения Пауля Кётнера. Мировоззрение «Союза благих» в некоторых своих частях обнаруживает поразительное сходство с идеологическими конструкциями Пауля Кётнера. Например, если Пельке говорил о «гуотах», то Кётнер — о «годах» или «годенах»[12]. В своей книге «Годены. Путь к солнечной стране» Кётнер описывал процесс развития человека, который должен был подняться от простого существа до гностического уровня. То есть истинный «годен» должен был стремиться к познанию света и всебытия. При этом истинным «годенами» провозглашались по большей части только германцы. Именно они должны были пройти путь «духовной трансформации». В предисловии к книге «Годены» кёнигсбергский исследователь д-р Герберт Лакнер писал: «Вторую ступень преображения, путь пробуждения, Кётнер называет „обладанием счастья“. Здесь он убеждает нас в необходимости германского осознания Криста». Предполагалось, что в указанной работе Кётнер откроет читателям «тайные знания древних арийцев». В подтверждение этого сообщалось: «На третьем уровне трансформации обретается путь к годенам, что для Кётнера означает не что иное, как достижение наивысшей ступени развития всех душевных и духовных сил человека».
Сам же Кётнер писал о «годенах» следующее: «Годены или готы означает талантливые, умелые! В них живет пробудившаяся после тысячелетнего сна божественность (Godentum = Gottum), что означает пребывание в состоянии годена». «Если богоосвещенное Я и Ты противопоставлены друг другу (процесс, который по ужасным последствиям не имеет себе подобных), то ничего не произойдет — все должно начаться со всеобъемлющего всебытия». «Совершенно по-иному надо подходить к годенскому состоянию. То, что будет происходить, нельзя сравнивать ни с озарением, ни с раскрытием. Посреди грубых реалий будничной жизни душа получает внезапный, все уничтожающий удар. Человек умирает — по-иному нельзя охарактеризовать этот состояние. Но, тем не менее, он продолжает жить. Он больше не имеет ничего общего со своим обыденным прошлым, „мистическая смерть“ забирает все нечистоты его прошлого существования». «После годенской смерти человек опускается в нетварный мир. Он больше не является Вселенной, в которой все вращается вокруг его Я, но приобщается к Вселенной, которая охватывает Все. После годенской смерти в нем проявляется Крист, после этого человек становится годеном. Человек больше не испытывает чувства ужаса перед Ничем, но обретает чувство радости, ранее ему незнакомой. Он припадает к мощнейшему источнику древней жизни. Теперь он понимает, что становится проводником, получателем, переключателем и излучателем энергий, которые дарованы ему элементальными силами. В итоге он взирает на вещи не изнутри, но пребывает выше их. Ничто не может вывести его из равновесия… Для немцев в высшей мере является необходимым взывать не к Христу, но к Кристу (именно так правильно говорить, что отражено даже в Эдде)… Наши немецкие братья являются христианами, но станут Кристами! Они бы неизбежно отвернулись от Иисуса Христа либо по церковным, либо по расовым причинам. Именно немцы, как никакие другие народы, имеют потребность в поиске религии света!»
Не исключено, что именно от Кётнера Пельке перенял идею соединить между собой астрологию и подбор идеального супруга. Во всяком случае, уже в 1908 году Кётнер писал: «Мужской характер в чистом виде пребывает под властью Марса, что делает его склонным выплескивать свою неистовость на женщину, которая со своим холодным сатурновским характером противопоставлена ему. Ошибка кроется не в мужчине, не в женщине, а в дисгармоничной полярности их астрального сложения… Как видим, чтобы осознанно вызывать гармонию в супружеской жизни, необходимо основательное знание науки о звездах». Подобно многим ариософам, немецким мистикам и оккультистам, Кётнер постоянно взывал к расовым теориям: «Пятая раса идет к своему закату и на свет уже появляются среди людей предшественники шестой расы. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в массовом сознании вновь просыпается интерес к силе духовных наук».
Схожим между Пельке и Кётнером было неоднозначно отношение к евреям и иудаизму. С одной стороны, они позволяли себе антисемитские идеи, с другой стороны — отвергали вульгарный антисемитизм. Кётнер полагал, что евреям предстояло изжить негативные моменты, которые имелись в них и в их жизни: «Доказательством того, что, несмотря на гигантские заслуги наших современных вождей, они не могут заслуживать признания, является процветание еврейского господства, против которого предпринимаются попытки ведения безуспешной борьбы. Мы неохотно признаем причины этой безуспешности. Они же очень просты — наш настоящий враг, против которого необходимо вести борьбу, находится не снаружи, а внутри нас самих. Это — наша гордыня, которая продолжает нас невольно роднить с евреями. Именно эта гордыня не позволяет нам порвать с ними, будто бы мы хотим отрезать от себя часть своего сердца».
Если же говорить об идее расовых божеств, то Кётнер в 1920 году позволял себе вполне конкретные высказывания: «Я верю в силу моей крови и крови моих предков. Я верю в силу крови моего народа и предков моего народа. Я полагаю, что наш вид имеет особых предков — это духовные существа, подобные мне. Наш отец — это Отец всего сущего… Начало всех вещей связано с этим именем… Мы близимся к его царству, так как мы является его детьми и наследниками. А еще имеются иные, которые никогда не имели даже возможности узнать наших духовных предков. Они не могут считаться нашими родственниками, так как они не могут признать ответственность за Отца нашего. Это — те, существование которых характеризуется иными формами, в которых течет иная кровь, которые обладают иной внешностью. Это существа сего земного мира. Они имеют совершенно иные цели, и ими движут совершенно иные силы. Для меня они являются иными, чуждыми существами». Если принимать в расчет подобного рода высказывания, то нет ничего удивительного, что в определенный момент Пауль Кётнер обратился к идеям расовой селекции: «Я верю в возможности создания совершенства. Я верю в предназначение моего народа, которое состоит в том, чтобы осуществлять духовную власть над народами Земли». После этого на полстраницы шла цитата из «Родовой веры» Гвидо Рёдера. Это был показательный момент, так как несколько позже Рёдер стал осуществлять руководство коммерческими проектами «Союза гуотов». Это еще раз указывало на тесные связи между Пельке и Кётнером.
Завершая рассказ о Пауле Кётнере, необходимо отметить, что он всего лишь создал некие формы для «Союза гуотов», однако их наполнение, которое во многом являлось гремучей смесью из гностицизма, биологического расизма, каббалистики, орденской романтики, Пельке все-таки позаимствовал у Ланца-Либенфельса. Именно предводитель «новых тамплиеров» в большей степени, чем Кётнер, говорил о существовании расовых божеств, подкрепляя это изучением каббалы. Каббалу и каббалистическое таро Ланц-Либенфельс упоминал в качестве важнейших источников своей доктрины в многотомной книге «Библиомистикон». Более того, после окончания Второй мировой войны Ланц-Либенфельс написал «Арифмософикон», который по большому счету являлся учебником по практической нумерологии и каббалистике.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.