«БЛАГИЕ» И ИХ ВОЖДЬ

.

Курт Пельке родился 10 ноября 1875 года в семье таможенника в местечке Каукемен (округ Нидерунг). Он посещал народную школу и гимназию в Мемеле, но школьное обучение уже заканчивал в Бартенштайне. После этого он год служил добровольцем в воинской части Кёнигсберга. Затем там же девять месяцев работал служащим таможенного управления. После этого решил заняться торговлей. В 1905 году Пельке открыл в Кёнигсберге магазин почтовых марок, которым он владел до 1913 года. Одновременно с этим он вступил в «Немецко-национальный союз торговцев», местную организацию которого возглавлял на протяжении долго времени. В 1910 году в Кёнигсберге Пельке вступил в «Германский орден», в котором приступил к активной пропагандистской и вербовочной деятельности. Тремя годами позже он перебрался в Берлин, где основал «Уран» — структуру, которая одновременно считалась и институтом психологии, и литературным агентством.


После начала Первой мировой войны Пельке в составе батальона ландштурма оказался в Бельгии. Во время одного из боев он получил ранение. Поначалу его намеревались демобилизовать, но в итоге все-таки признали годным к несению военной службы. Поэтому было решено оставить Пельке в Германии, где он должен был нести гарнизонную службу. В 1915 году Пельке по предложению своего приятеля, издателя Ширмера, основал «Союз благих», который поначалу назывался «Новое объединение для обновления жизни на ариохристианской основе». После поражения Германии в мировой войне Пельке в чине лейтенанта был демобилизован из армии. В это время он много времени проводил в берлинском институте «Уран», который намеревался использовать для расширения деятельности «Союза благих». Именно в это время в «Уране» стали составляться гороскопы для всех членов союза. Предполагалось, что так можно будет заглянуть в «зеркало души». В 1925 году Пельке решил перебраться в Восточную Пруссию. Сам он объяснял этот шаг тем, что именно в Восточной Пруссии в тот момент усилилось влияние «благих». Однако не исключено, что покинуть Берлин его заставил развод с супругой, которая была уличена в любовной связи с депутатом Юргеном фон Рамином. Постепенно межличностный конфликт приобрел политическую окраску, так как Пельке стал вести борьбу против «Немецко-национального освободительного движения», по спискам которого в рейхстаг был избран Юрген фон Рамин.
В 1926 году, когда Пельке уже находился в Восточной Пруссии, он решил переименовать «Союз благих» в «Союз гуотов». Надо отметить, что в период с 1924 по 1928 год количество членов «Союза гуотов» возросло до трех тысяч, причем подавляющая часть из них проживали на территории Восточной Пруссии. В 1928 году Пельке решил изменить форму пропагандисткой деятельности. Чтобы нести свои идеи в широкие массы, он основал «Союз немецкой самообороны». Это была военизированная организация, которая должна была противостоять «польской угрозе». Сразу же почти после этого была основана сугубо политическая организация «Народный союз немецкой победы». Эти дочерние организации «Союза гуотов» должны были вербовать новых сторонников во всех социальных слоях. Растущее влияние «благих» в Восточной Пруссии не осталось незамеченным. В 1928 году местный гауляйтер НСДАП Эрих Кох предложил «благим» заключить союзнический пакт с национал-социалистами. После долгих переговоров было решено, что обе политические силы будут придерживаться принципов взаимного нейтралитета. Однако уже к апрелю 1929 года стало понятно, что заключенный с национал-социалистами союз потерпел неудачу.
В 1930 году Курт Пельке через издателя Ширмера обратился к Рудольфу Гессу с предложением на определенных условиях поддержать национал-социалистов на ближайших выборах. Предполагалось, что Пельке мог бы дать около 10 тысяч голосов своих сторонников и сочувствующих. Однако это предложение не было принято. В итоге «Союз гуотов» во время выборов в рейхстаг, проходивших 14 сентября 1930 года, рекомендовал голосовать за список № 10, который был образован так называемой партией «Ландфолька». Такое название носило широкое протестное движение шлезвигских крестьян, поддержанное национал-большевиками и национал-революционерами. Казалось, что после этого Пельке удалился из политической жизни. В том же 1930 году он приобрел в прусском местечке Зиллинген семь гектаров земли и строение, напоминавшее замок. Два года спустя он купил еще одиннадцать гектаров земли. Пельке создал подобие сельской общины, в которой работали его взрослые сыновья, родственники его второй жены и три подсобных рабочих. То, что Пельке устранился от политики, не могло не сказаться на «Союзе гуотов» — его численность стала стремительно сокращаться. К 1933 году в его рядах оставалось чуть более тысячи человек. В это время Пельке совершил совершенно необдуманный шаг. В марте 1933 года он стал избираться в местный крайстаг по спискам социал-демократической партии. Впрочем, эти выборы уже не могли изменить ситуацию в стране. Предвидя возможную ликвидацию «Союза гуотов», 15 мая 1933 года Пельке разослал по своим сторонникам обращение, в котором призывал их создавать «религиозные общины гуотских кристиан». Показательны те установки, которые были даны: «Руководитель гуотов Курт Пельке-Вайсхаар желает иметь в своих учениках и духовных друзьях только приверженцев гуотско-кристианского мировоззрения и германоверующих (арио-германских) людей… В общинах не взимаются взносы… Религиозные общины гуотских кристиан лишены каких-либо политических устремлений. Подобные устремления являются делом партий и государственного правительства».
Прогнозы Пельке оказались совершенно правильными — 23 марта 1933 года обер-президент провинции Восточная Пруссия запретил деятельность «Союза гуотов». Организации инкриминировалось «аморальное поведение» и «антигосударственные установки». После этого вся собственность, принадлежавшая организации, была конфискована. Под конфискацию попало и имение Пельке — ему пришлось переселиться на съемную квартиру. Здесь он был арестован в первый раз. Его приговорили к семи с половиной месяцам пребывания в концентрационном лагере. Вначале он оказался в лагере Бранденбург, а затем был переведен в лагерь Ораниенбург. Пельке не выдвигали никаких обвинений. Хотя это было обычной для того времени практикой — люди оказывались в лагерях в качестве подозреваемых, то есть арест был «легитимной» мерой пресечения. В 1935 году Пельке и двое его сторонников вернулись обратно в Восточную Пруссию. Там они основали организацию, которая называлась «Владельцы тевтонских гербов». По большому счету это было небольшим коммерческим предприятием. Курт Пельке получал 550 рейхсмарок за предоставление одного из таких гербов. Но это отнюдь не было торговлей «родовыми символами». Герб мог получить только тот член «Союза гуотов», который достиг достаточно высокой степени посвящения, то есть был принят в «Орден немецких господ».
В 1935 году Пельке ожидало очередное потрясение. В сентябре он узнал от бургомистра Георгенсвале (место в Восточной Пруссии, где постоянно проживал Пельке), что согласно распоряжению начальника окружного управления в Кёнигсберге у него было конфисковано все движимое и недвижимое имущество. Оно передавалось в пользу Пруссии. Несмотря на это Пельке решил не прекращать свою деятельность. В частности, он продолжил организовывать встречи «религиозных общин гуотских кристиан». Эта деятельность не могла быть совсем незаметной. По сведениям, которые были собраны полицией Кёнигсберга, в 1937 году в общинах Восточной Пруссии состояло около тысячи бывших членов «Союза гуотов» и «Ордена немецких господ». Тогда же был составлен список людей, которые, несмотря на запрет, продолжали пропаганду «гуотского наследия». В нем значилось 89 человек. Интересным является социальное положение этих людей. 29 из них имели высшее образование (в том числе 19 преподавателей и 6 врачей), 11 крестьян, 6 торговцев, 5 землевладельцев. Еще имелось несколько женщин, у которых не была указана профессиональная принадлежность — не исключено, что они могли быть домохозяйками. На своих собраниях они нередко критиковали Национал-социалистическую партию и государство. Сведения об этом являлись достаточным поводом, чтобы 25 мая 1937 года Курт Пельке был арестован в очередной раз.
В июле 1937 года Пельке был осужден специальным трибуналом Кёнигсберга как «враг народа». Его приговорили к трем с половиной годам заключения, которые он должен был провести в центральной тюрьме Штум (Западная Пруссия). Однако из тюрьмы он был переведен в лагерь Заксенхаузен. Здесь следы Пельке теряются. Известно лишь, что в 1944 году он был переведен в лагерь Равенсбрюк, а затем в Берген-Бельзен. После 1945 года Пельке считается пропавшим без вести. Судя по всему, в конце войны он погиб в одном из концентрационных лагерей.
Если говорить об идеологии и практике действия «Союза гуотов», то на них очень сильно сказывалось влияние «Германского ордена», в котором в свое время состоял Пельке. Если «Германский орден» должен был быть средоточием незримой власти, которая распространялась на множество созданных им союзов и объединений, то в случае с Пельке такой «периферией» должны были быть «благие», деятельностью которых негласно должен был руководить «Орден немецких господ». Если официальный печатный орган «Германского ордена» назывался «Сокровище германцев», то у Пельке он именовался «Сокровище готов». При приеме в «Германский орден» все кандидаты на вступление в организацию должны были пройти проверку на специальном приборе — «пластометре», после чего они должны были быть обследованы на предмет принадлежности к «нордической расе». В «Союзе гуотов» также предполагалось проводить специальные обследования. Вайсхаар писал по этому поводу: «Наша жизнь зависит не от принятия большого количества законов и предписаний, но от выбора людей, которые, руководствуясь законами, будут отвечать за общие дела. Справедливые и благородные люди, стоящие у государственного кормила, могут обеспечить населению счастливое существование… Превосходным средством для оценки людей, их характера и способностей является „мудрость звезд“ (древняя астрология). Это больше чем просто наука или искусство. Эта мудрость дает возможность судить о том, какие перспективы открываются перед человеком в его жизни… По данным можно вычислить качества, которые не должны быть присущи людям, обладающим влиянием и общественным положением. Без везения и удачи даже самые хорошие руководители едва ли смогут дать народу многое. Если правильно использовать „мудрость звезд“ для упомянутых целей, то можно получить очень точные сведения. Кроме этого оценку характера и способностей можно получить посредством изучения формы головы и лица при помощи великолепного пластометра Бургера. Изобретатель, художник-портретист и большой знаток человеческой души Роберт Бургер проводит измерения у себя на дому по адресу Берлин, W 35, Штеглицерштрассе, 32». Нельзя не отметить и связь между двумя организациями на уровне мифологических ассоциаций. Если «Германский орден» имел приставку «Вальфатер», то есть Один-Вотан, то Вайсхаар (псевдоним, который взял Пельке) был сыном Вальфатера, то есть был одним из асов — Видаром. Видар — это божество безмолвия, которое не только мстит за своего отца, считая себя его проекцией, но и помогает созданию нового мира.
Были определенные соответствия между «Германским орденом» и «Союзом гуотов» на уровне программных требований. Так, например, Пельке планировал: «Новое немецкое народное сообщество откажется от римского права, которое на протяжении веков медленно убивало Германию; будет восстановлено немецкое право. Так называемое римское право исполнено еврейским духом, а потому является капиталистическим. Древняя Римская империя полностью находилась под еврейским влиянием, вследствие чего была разрушена». Как в «Германском Ордене», так и «Союзе гуотов» настаивали на огосударствлении экономики. Причем Пельке пошел в этом вопросе даже несколько дальше, чем его «учителя» из ордена. Он писал: «Нет никакой разницы, был ли капиталистический строй воплощен при монархии или при республике. Он может назваться демократическим, социалистическим и даже коммунистическим. В любом случае капитализм ведет к порабощению народов и отдельных людей, что в итоге приводит к гибели государства. Капиталистическое хозяйствование неизбежно связано с крупным производством, с чиновничьей экономикой, с государственной централизацией. Государство опекает своих граждан даже в самых мелких вопросах, чем лишает их прав… Труд превращается в однотонную, однообразную, механизированную работу. Человек лишатся гармонии, он не может творчески реализовать свои силы…» В данном случае в Пельке говорил культурный пессимизм, присущий многим ариософам и деятелям фёлькише движения: «Надо знать, что народ может оставаться здоровым и гармонично развиваться, только если его люди являются независимыми владельцами малых предприятий. Фабрики, потребительские кооперативы, универсальные магазины, крупные земельные предприятия, тресты, акционерные общества — все это должно исчезнуть».
«Союз гуотов», вне всякого сомнения, был расистской и антисемитской организацией. Пельке весьма охотно использовал тезисы, которые предлагались Ланцем-Либенфельсом («Орден новых тамплиеров»), однако при всем этом позволял себе делать отступления от классического ариософского расизма. Для него не все голубоглазые блондины автоматически являлись «хорошими», а темноволосые люди — «плохими». В одной из своих статей Пельке писал: «Сегодня большая часть блондинов — это метисы. Но даже среди темноволосых неарийцев мы можем встретить „белокурые души“. Мы должны быть заняты как раз поиском таким „светловолосых душ“, которые будут способствовать возвышению благих людей. Внешние признаки должны отойти на второй план». Или: «Степень качества блондинов совершенно не говорит о принадлежности к белокурой расе. В юности цвет волос у людей всегда светлей, нежели позже… Нельзя давать себя вводить в заблуждение хорошей ариогерманской формой тела. В нем может скрываться волк, поскольку мы имеем непродуманное смешение рас и перемену ролей — в германском облике может скрываться совершенно негерманская душа и, наоборот, при не совсем германской внешности человек может быть обладателем германской души». Пельке предпочитал не выносить однозначных суждений даже в отношении евреев, которые для большинства ариософов являлись синонимом «зла». Он предполагал, что некоторые из евреев могли преодолеть свою «семитскую сущность». Например, Пельке писал: «Ранее было отмечено, что среди евреев имеются люди, которые называют себя расой „истинных евреев“. В большинстве случаев речь идет о вполне физически сложившемся, ярко выраженном человеческом типе. Разумеется, немногим евреям удается возвыситься над своей расовой сущностью». Пельке был настолько «либерален», что позволял предполагать создание еврейского «Союза гуотов»: «Для всех неарийских людей не будет лишним самостоятельно создать структуры, аналогичные „Союзу гуотов“. Такой союз может возникнуть из „благих“ евреев. Если подобные общности будут придерживаться таких же нравственных принципов и будут действовать подобно арийскому „Союзу гуотов“, то взаимодействие с ними пошло бы на пользу всему человечеству».
Нередко Пельке занимал позиции, которые нельзя назвать классическим антисемитизмом: «Некоторые хотят видеть в евреях причину всех бед, но при этом не могут заметить бревна в собственном глазу. Они не могут допустить, что все то худшее, что ассоциируют с евреями, находится в глубине сердца большинства белых людей. А потому если они хотят выносить обличающие вердикты, то должны сначала обратить внимание на самих себя, чтобы избавиться от зла в своем сердце… Только так можно решить еврейский вопрос, но отнюдь не при помощи насилия, преследования или искоренения. Мы должны начать с самих себя. Возрождение арийства означает также высвобождение евреев, которым должны быть открыты более тонкие и высшие уровни бытия. Только лучшие могут предпринять и осуществить эти духовные изменения. Едва ли можно отрицать, что самые влиятельные и образованные немцы сегодня являются либо духовными евреями, либо еврейскими метисами». Вольф Дитрих в 1925 году писал в журнале «Фемштерн»: «Огромное заблуждение — во всем винить только евреев. Более опасными и бессовестными являются падшие неевреи, „волки в овечьей шкуре“. Как заповедано Евангелием, этих „белых евреев“ мы узнаем по плодам их. В большинстве случаев они любят изображать из себя антисемитов, чтобы тем самым заручиться доверием». Столь противоречивое отношение Пельке к евреям находило свое выражение даже в конкретных рекомендациях, которые рассылались «благим». Так, например, им было предложено «сторониться антисемитских собраний».
Специфическую трактовку у «благих» получила и концепция «древней культуры», которой придерживались члены почти всех ариософских фёлькише организаций. Однако даже в этом случае Пельке предлагал своим сторонникам оригинальную трактовку. Если классические фёлькише придерживались мнения, что вся культура происходила с Крайнего Севера, где некогда располагался погибший континент (Гиперборея, Туле и т. д), то Пельке считал, что прародиной арийцев являлась «Скифия». Скифенланд была для него «истинной» Скандинавией. Как и стоило предположить, к этому ареалу относился Крым, Причерноморье и часть Восточной Европы. Впрочем, это обстоятельство нисколько не изменяло его отношения к славянам, так как Пельке всегда придерживался идей «экспансии на Восток», не исключая даже возможности начала новой войны с Россией.
Если говорить об ариософии в целом, то ее приверженцы находились под явным влиянием гностических идей. Как уже говорилось выше, общим для ариософского гностицизма было представление о делении людей на три группы. Одна из них имела в своей душе значительную часть «божественного света». Это находило свое внешнее выражение в расово-физических признаках. Представители этой группы людей обладали голубыми (или серыми) глазами и светлыми волосами. Подобные представления в свое время активно развивались Ланцем-Либенфельсом, который издавал журнал «Остара». Именно Ланц-Либенфельс превратил в четко развитую систему разрозненные мысли о противостоянии «высоко духовных» представителей белокурой расы и «материалистичных» чандалов, под которыми он подразумевал все темнокожие народы. Расовая гностика была присуща не только Ланцу-Либенфельсу, но и Пельке, — она проходила красной нитью через все его работы. Однако имелись нюансы и некоторые различия.
Чтобы было проще понять комплекс религиозных идей, которых придерживался Пельке, имеет смысл обратиться к типологической модели, которая была разработана немецким исследователем Кристофом Маркшисом в работе, посвященной гностицизму. Он четко выявил «ансамбль идей и мотивов», которые в целом были присущи религиозным конструкциям «благих». Во-первых, надо обратить внимание на то, что Пельке придерживался идей потусторонней, полностью отчужденной от «мира сего» божественности. В результате предполагалось наличие некоторых «божественных фигур», которые должны были быть ближе к человеку, чем отчужденная и далекая божественность. Пельке говорил о существовании «расового божества», которое должно было быть воплощено в расе посредством «личных духов». «По только что упомянутой причине законы отбора отдельных родов и народов воплощаются главным образом лишь в духовной самости, духовной индивидуальности, которая аналогична родовым и расовым духам, а также подобным им. Дух народа или дух расы — это реальное явление, хотя и не постижимое человеческим разумом. Это божество народа или расы. Каждый из представителей народа или расы оказывается расположенным в структуре божественного порядка (иерархии) сил творения». Кроме этого Пельке подчеркивал, что кроме расового божества могли иметься и другие «божественные сущности», располагавшиеся в структуре иерархии между человеком и высшей «всебожественностью». «К этим промежуточным элементами кроме всего прочего принадлежат народные божества, расовые божества, бог земли и боги планеты, солнечный логос». Отдельного упоминания у него заслужили «ариогерманские расовые божества».
Вторым принципиальным моментом в гностических доктринах было представление о «мире сем» и материи как порождении зла. По этой причине гностики негативно относились к сугубо земным проявлениям жизни. Противопоставление высшей божественности и низшей материи можно было обнаружить у Пельке. Он писал: «В материалистичных представлениях человек постепенно, но осознанно превозносит свое земное существование, эгоистичный разум, противопоставляя их истинной духовности и божественности». В статье 1921 года «Истинное значение свастики» Пельке писал о «распятом арийце»: «Под господствующим влиянием Творца и его окружения он [человек] борется за высвобождение от власти материи… Он бьется за истинное познанием самого себя и окружающего мира. Это приводит к несказанным страданиям бессмертной души. Свастика символизирует собой заключение бессмертной души в бренное человеческое тело». В результате такого рода построений высказывалась мысль, что создатель «мира» сего был либо «злым Демиургом», либо не совсем компетентной силой.
Для мировоззрения Пельке был характерен образ противопоставленных друг другу света и тьмы. Подобная дуалистическая картина относилась даже к историческим процессам: «На протяжении тысячелетий темные силы, стоящие на службе черного шахматиста, вели планомерную работу по уничтожению нашего народа, армии белого шахматиста, которую стремились дегерманизировать». «Темные силы несколько столетий кряду прилагают немало усилий, чтобы свести к минимуму признаки нашей жизни (народное сознание, национальную гордость, подлинную уверенность в себе)… Человек лишился своих корней, он стал бесприютным и беспризорным». В приведенных здесь цитатах под «черным шахматистом» подразумевалось божество мрака, манихейская противоположность «Бога света», который упоминался как «белый шахматист». Для мировоззрения европейцев подобное деление не было экзотичным, так как оно с середины XIX века было тесно связано с весьма популярными в обществе конспирологическими теориями, в которых «агентами темных сил» обычно назывались евреи и масоны. В своих конструкциях Пельке добавлял к этому списку «вильсоновскую» «Лигу Наций». Он писал: «Вся она состоит из масонов высших степеней посвящения». И далее: «Полностью неверная трактовка древних преданий привела к тому, что масоны „Великого Востока“, которые внешне являются немцами, оказались под еврейским руководством. Их истинной целью было устранение монархии и установление демократии. Об истинных целях масонов было прекрасно написано в „Прикладной методологии оккультных наук“ Папюса».
Для европейского гностицизма было характерно восприятие дуалистической природы человека и мира как мифологической драмы, в которой божественный элемент попал в сферу «проклятого мира», то есть в «высших» людях теплилась божественная искра, которая должна была помочь им избавиться от «проклятия мира сего». Пельке писал об этом: «Согласно извечным законам природы эти качества могли обнаружиться только в телах высшей формы, которые ранее были выведены арийскими вождями». В данном случае «божественный свет» был увязан с «проблемой крови». «Они принесли великую жертву, отдав свою плоть и кровь во имя избавления своих менее развитых или отставших в развитии человеческих братьев. Это было избавлением ог несовершенства или даже звероподобного состояния». В этих словах Пельке отчетливо прослеживается влияние идей Ланца-Либенфельса, которые изложены им в «Теозоологии». В частности, Пельке утверждал: «Дети Бога, идеалисты и альтруисты, без разбора связывали с людьми человечьими — материалистами и эгоистами, им же нравилась только высшая форма тела. Сумерки спустились на Землю. Началась борьба всех против всех. Благие были бессильными. Они больше не были в состоянии понять и узнать друг друга. Яростной и скорбной была борьба против духов, воплотившихся в низших. телесных формах. Это были толпы демонов из преисподней. В современное время тьма находится в своем апогее. Во мрак не может проникнуть никакой свет, он не может указать путь. Кажется, что так будет вечно, и наступила зима Фимбул[8]. Она будет длиться 26 тысяч человеческих лет. Враг рода человеческого окажется на Земле, вырвавшись наружу после многовекового заточения». В другой статье Пельке заявлял: «Надо вовремя успеть перестроиться. Только так можно будет создать новый век, на пороге которого мы стоим. Это будет предреченная эпоха великой империи, время выведения истинных арийцев, наступление культурной эпохи арийских фарунов».
Под гнозисом (познанием) в данном случае подразумевалось состояние, которое можно было обрести, если возвыситься до уровня потустороннего Спасителя, то есть избавиться от тела и вознестись в высшие духовные сферы. Пельке писал, что «Божественный план» состоял в том, чтобы провести человеческую селекцию, соблюдая определенные «законы выведения». Этот план должен был воплощаться в жизнь «ангелами» — духовными, бестелесными существами. «Как сугубо духовные существа ангелы могут воздействовать только лишь на ментальном или астральном уровне. Поскольку они не являются физическими существами, то они воздействуют через вдохновение, которое воспринимается самыми возвышенными людьми. Такие люди являются более совершенными, чем ангелы, так как они могут действовать как на ментальном, так и на физическом уровне. Однако ощущается явная нехватка столь совершенных людей, которые могли бы осуществлять правильные действия от полученного вдохновения на протяжении длительного времени». Остается не совсем понятным, считал ли Пельке этих одаренных существ посредниками межу высшими и низшими сферами мира. Впрочем, он делал некоторые указания по этому поводу: «То, что масоны высшей степени посвящения называют „тайным“, давно уже не является тайной, подлежащей сокрытию. Они профанировали ее. Там, где заканчиваются их тайные знания, начинается лишь забота о том, чтобы сокрыть сведения, необходимые для будущих человеческих поколений. С другой стороны, если принимать в расчет нынешнее международное положение, то не остается другого пути, кроме как опираться на искренних искателей истины, которые имеются во всех слоях населения и дают ему камни вместо хлеба». В этой части своих рассуждений Пельке цитировал Евангелие. В частности, он указывал на слова Евангелия от Матфея: «Ибо много званых, а мало избранных» (22, 14) и Евангелия от Луки: «Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (14,26).
Принципиальным моментом гностицизма являлось избавление (освобождение) человека через познание Бога и «божественного света» в себе. Пельке писал по этому поводу: «Кто является благим человеком? Это тот, кто способен во всех своих человеческих братьях увидеть божественный дух. Тот, кто возродится к новой жизни на Земле». «Арийские люди уже начинают вспоминать о своем божественном предназначении. Их развитие не остановилось. Из них в Европе хочет возникнуть ядро новой расы. Должна появиться шестая раса, которая будет производной от пятой арийской фаруновской коренной расы. Это будет великая славяно-германо-кельтская европейская раса. Светлокожие, белокурые люди в ходе отбора станут истинными фарунами. Их тела будут менее вещественными, а потому будут лишь в незначительной мере противиться одическим излучениям. Благодаря одическим излучениям они станут более проницательными и восприимчивыми». Если анализировать этот отрывок, то можно установить, что предводитель «благих» скомбинировал идеи о «силе Од» и теософскую программу Блаватской, в которой говорилось о «коренных расах».
Если проблемы теософии в великом множестве разбирались и обсуждались в отечественной литературе, то сюжеты, связанные с «силой Од», являются для нее относительно новыми, а потому на них надо остановиться более подробно. Когда говорится о «силе Од», то в первую очередь подразумевается комплекс проблем, связанных с переходом духа в материю, равно как и связи духа и тела. Отправной точкой этой теории стали наблюдения исследователей XIX века, которые обратили внимание на судорожные сокращения мышц уже умерших животных. Предполагалось, что «духовная воля» могла выражаться в физических выражениях. В 1844 году химик барон Карл Людвиг фон Райхенбах (1788–1896) предположил наличие силы, которую назвал «Од». Ее название фон Райхенбах вывел от имени германско-скандинавского божества Одина. На то время в науке господствовали представления Мессмера, который говорил о существовании флюидов (животного магнетизма). Мессмер писал: «Животный магнетизм (флюид) передается прежде всего посредством чувства. Только чувство позволяет постигнуть эту теорию». Предполагалось, что флюиды могли передаваться через любые живые и неживые предметы, действовать на расстояниях, накапливаться, усиливаться за счет зеркал и звука. Главное отличие «силы Од» от мессмеровских флюидов заключалось в том, что фон Райхенбах считал открытую им силу двухполюсной.
Позже теорию о «силе Од» развивало множество теоретиков и мистиков. Если посмотреть на их конструкции, то можно обнаружить, что в большинстве случаев они понимали под «силой Од» метафизический свет, который был важнейшим элементом в гностической мистике. В данном случае сугубо мистическому понятию всего лишь пытались придать форму научного факта.
Известно, что Гиммлер интересовался спиритизмом. Причем этот интерес не ограничивался чисто теоретическими познаниями. Доподлинно известно, что в 1925 году будущий рейхсфюрер СС досконально проштудировал практическое руководство для медиумов, написанное Генрихом Юргенсом. Это пособие в вопросах «Практики вращения и магии маятника» было издано в качестве руководства для выявления болезней, определения пола и других характерных человеческих черт при помощи сидерической силы. Дело в том, что в своей книге Генрих Юргенс предположил, что многие знаменитые лекари, в том числе и Парацельс, обладали специфическим сложением головы, которая состояла из двух частей. Одна часть была сидерической, и другая — элементальной. Этим частям соответствовало смешение различных стихий. В данном случае — воздуха и огня (сидерическая часть), воды и земли (элементальная часть). Интерес Гиммлера к этой теории можно понять, если прочесть в подзаголовке пособия, что оно способствовало не только развитию медицинских способностей, но и «беседе с потусторонними силами». Гиммлер всегда мог найти контакт с царством мертвых и духов. Книга Юргенса могла «помочь» в этом начинании, так как была снабжена множеством таблиц и спиритических шаблонов, с помощью которых можно было беседовать с духами. В этих таблицах содержались основополагающие понятия и слова: да, нет, слева, справа, злой, добрый, живой, мертвый и т. д. Фактически это был популярный самоучитель по спиритизму.
Но система Юргенса несколько отличалась от общепринятого спиритизма. Дело в том, что в ней центральным атрибутом было не вращение блюдца, а раскачивание маятника, который приводился в действие таинственной силой — «Од»[9]. Видимо, именно эта сила способствовала переходу духа в материю, души в тело. Сила «Од» была неким новым средством передачи информации. Райхенбах, предположивший существование этой силы, стал в свое время наглядным примером того, как можно воедино увязать естествознание и спиритизм. Он был химиком, который изобрел креозот и парафин. Однако это не помешало ему в 1844 году заняться изучением силы «Од». Более того, он предположил, что сила «Од» обладала двумя полюсами. Автор «Практики вращения и магии маятника» весьма охотно ссылался на эпигонов Райхенбаха. Возьмем хотя бы одну цитату: «Мы знаем о существовании электричества, а потому можем обсудить: имеются ли в тканях организма такие места, в которых может накапливаться большое количество этой энергии? Может ли эта электрическая энергия превращаться в механическое действие, то есть при помощи импульсов, исходящих из мозга, приводить в движение мышцы? Но ничего подобного мы не найдем в человеческом теле… Моторные функции организма осуществляются без какого-либо электрического вмешательства. Не могут этого осуществить и химические реакции… С определенной уверенностью мы можем говорить о том, что организм подчиняется особенной, пока еще не известной официальной физике силе. По мнению автора этой сей работы, это — Од. Это особая субстанция, которая, как утверждает Райхенбах, позволяется людям с особой психической восприимчивостью, обладать особым зрением, осязанием и другими чувствами. Од исходит из человеческого тела преимущественно от кончиков пальцев, а также из ушей, глаз и рта. Для условного обозначения излучения исходящего от правой ладони, получает синий цвет, а от левой — красный. Райхенбах считает, что человеческое тело обладает такой же полярностью, как и земной шар». Или еще цитата из Юргенса: «Французский исследователь Дюрвилль установил, что магнетизм является источником Ода, а точнее говоря, его излучений. Венский врач Фридрих Феров выяснил, что все нервы человеческого тела являются полыми и могут являться проводниками Ода. Фриц Кваде высказал в своей работе „Одик“ рабочую гипотезу, согласно которой, Од может состоять из „ур-атомов“. Эти полярные „ур-атомы“ содержатся не только в Оде, но и во всех химических веществах». Затем Юргенс вновь цитировал Ферова, который воспринял античную концепцию об излучении взглядом. В частности, он писал: «Взгляд также обладает одическим воздействием — окинутый взглядом буквально облучается Одом. Свет человеческого Ода сильнее любых магнитов и кристаллов… Чувствительным людям в темноте человеческое тело видится полностью освещенным. Оно словно укутано одической оболочкой, которая увеличивает его размеры и придет призрачную необычность».
В этих «научных» выкладках теоретиков «Ода» мы можем легко узнать гностические идеи о метафизическом свете. Вспомним хотя бы того же Альфреда Шулера, который как-то сказал: «Представьте себе дрожащий комплекс света, который состоит из бесчисленного количества активных и пассивных электронов и флюидов, находящихся в непрерывном движении, из которых состоит Вселенная. Именно эти флюиды образуют нимб — ореол творческой силы, которая окружает каждую сущность». О том, что идея Ода имеет непосредственное отношение к гностицизму, становится понятно после заключительных слов Юргена: «Если дух Бога сначала проснулся только в нас, то для нас является возможным передать его и подняться на более высокий уровень, подключившись к космической энергии, без участия которой ничто не появляется и ничто не исчезает. Энергии, которая выводит нас из бессознательной сферы к осмысленному обозрению высших миров. Энергии, которая делает нас сияющими людьми, и которая дарует высшее сознание страны просветленных». То есть Бог находится в самом человеке, его надо лишь пробудить, сделать себя более возвышенным. В очередной раз мы можем видеть фактическое повторение гностической доктрины о том, что божественные искры были заронены в царство материи. Надо только лишь найти источник, откуда истекает космическая сила снова вернуться в плерому, Светлое изобилие, «Царство просветленных».
В 1942 году Гиммлер заявил своему массажисту Феликсу Керстену: «Мы начали лишь для того, чтобы объявить, что чистая германская кровь является предпосылкой для высших умственных и психических качеств. Нас порадует, если эта мысль овладеет широкими массами. Однако, здесь видна только биологическая сторона дела. Вместе с тем чистая кровь является условием, чтобы светлые силы, родственные нам, воплотились в германском человеке. А это уже религиозная проблема». О том, как Од попадает в тело, автор «Практики движения» дает достаточно четкий ответ: «В организме находится два важнейших источника Ода — это беспламенное сгорание питательных веществ в легких и тканях и фиксация Ода через дыхание. Чем больше перерабатывается питательных веществ, тем больше становится Ода. При 37° или более низкой температуре в тканях вырабатывается больше ур-атомов или эфирной материи. Но не все люди способны извлекать одинаковое количество ода из воздуха. Одом является то, что индийские йоги называют прамой».
Указанную тему не обошел стороной известный оккультист рубежа веков Папюс. В 1903 году он писал: «В учении каббалы говорится о Вселенной… Жизнь во Вселенной сохраняется благодаря световым потокам, которые омывают все планеты, накатывая на них приливами, которые зачинают жизнь. В человеке каждое кровяное тельце является получателем и преобразователем этого жизненного потока… Однако жизненная сила, которая распространяется через кровообращение, не является единственной в человеке. К ней надо добавить нервную силу. Флюиды нервов регулируют феномен, которым является жизнь. Над или скорее даже внутри упомянутых световых потоков находятся таинственные флюиды, которые являются эманацией Бога, то есть самим божественным телом». Часть из этих идей была воспринята Пельке. Например, он писал о «новом человеке» следующее: «Отставшие или скатившиеся вниз в своем развитии люди в течение последующих столетий приобретут более совершенные формы лица и головы, что можно было наблюдать на основании тенденций развития прошлого времени. Они обретут внешнее выражение высших духовных и душевных сил, закрепятся в нем, и будут передавать свои качества по наследству. Из „кубических“ людей они превратится в духовных существ и богочеловеков… Впрочем, фаруны все еще являются колоссами Земли — существами, которые могут думать и чувствовать по-земному, но в то же время воспринимать духовный свет, который оживляет их после мистической смерти». Идея «мистического умирания», через которое проходит путь к познанию себя, характерна не только для гностиков, но и большинства христиан. Более того, эта идея нашла свое выражение в ритуальной смерти, которая практиковалась у масонов. Пельке писал: «Братья, будьте бдительны, держите ваши двери настежь открытыми… Не оскверняйте необдуманным выбором супруга вашу „одежду“ [земное тело], тела ваших потомков, в которых вы будет возрождаться вплоть до окончательного завершения [процесса преображения]… Как говорится в древнейшей книге человечества, книге Дизан, темнокожих и мулатов больше не будет, так как все „преодоленные“ человеческие души будут высвобождены жертвенной кровью „агнца“ и облачатся в „белые одежды“. Эти слова надо трактовать с расовой точки зрения, что означает — в будущем будут иметься только белые человеческие расы, сходные нынешним арийцам».
Немалое внимание Пельке уделял проблеме защиты животных. Это было характерно для многих гностических школ, так как гностики верили в одухотворенность животных, что было связано с идеей перерождения. Пельке сообщал: «Воистину разумное и благое являются одним и тем же! Благим может быть только тот, кто действительно разумен. Он знает, что каждое притеснение обратится против самого же злодея. Поэтому он хорошо относится и к людям, и к животным. Он стремится сделать их счастливыми и заботится о них». Мистическое уравнивание в правах людей и животных было характерно в первую очередь для гностицизма. В своих построениях, которые касались проблем защиты окружающей среды, Пельке пошел много дальше, чем некоторые из гностиков. Например, он поставил природу выше человека. Пельке писал: «Мне кажется, что в результате применения минеральных удобрений интенсивный способ хозяйствования является исключительно вредным для народного здоровья. Рост числа заболеваний нервной системы, равно как и нарастание нервозности в целом, нельзя приписывать исключительно изнуряющему ведению борьбы за существование и жизни больших городов, так как аналогичные проявления мы можем найти и в деревнях… Ранее неизвестные болезни, которые шествуют по миру в виде эпидемий (например, грипп), приводят к ослаблению народного организма как в городе, так и на селе… Больше нет возможности сокращать леса. Мы и так уже достигли самого края. Теперь неизбежны катастрофические изменения климата. Нам только остается сожалеть, что в интересах сельского хозяйства мы уничтожили последние пустоши и болота, попутно изведя там остатки уникальной флоры и фауны. В наши дни многие виды птиц, животных и растений стали исчезающими, если не вымерли полностью. Мы не сохранили им условий для выживания… Но должны ли исчезнуть последние остатки природы, чтобы несколько тысяч безобразных двуногих существ смогли копошиться в земле?»
У Пельке можно обнаружить также весьма оригинальную и странную форму трактовки зарождения жизни. Например, он писал о германцах следующее: «Германцы были той расой, которая имела своей миссией передать избранную кровь другим народам, что, как известно, произошло в великом множестве… Однако германцы также призваны для того, чтобы зачать новую, шестую расу. В оккультной традиции германцы являются пятой подрасой пятой коренной арийской расы… В самом имени германец кроется потаенный смысл — оно означает „носитель семени“… кровь германцев, в частности немцев, должна избавить человечество, она должна стать основой кристалла, из которого возникнет и разовьется совершенный человек». Если говорить о гностицизме в целом, то дуализм в нем проявлялся не только в трактовках божественности. Противопоставление духа и материи было краеугольным камнем также гностической антропологи. В антропологической модели Пельке разделение, как того и стоило ожидать, происходило на «человеческие классы». В качестве определяющего признака для выделения этих «человеческих классов» выступали «основные уровни развития», под которыми в первую очередь подразумевалась степень приверженности земным благам и следование инстинктам. В частности, Пельке выделял класс «рационалистов», которым противопоставлял «людей разума». Первые «обладали материалистичными жизненными установками, а потому преимущественно являлись эгоистами», в то время как вторые были предрасположены к «чувству собственного достоинства». По этой причине «люди разума» виделись Пельке как «склонные к жертвенности, так как их земное „Я“ отступало на второй план перед высшими целями». Однако самый высший класс должны были образовывать «духовные люди». По мнению Пельке, они «стремятся к познанию трансцендентного и достигают своей цели». Органом шестого чувства Пельке провозглашал эпифиз — шишковидную железу головного мозга. Якобы именно она отвечала за интуицию человека (внутреннее зрение). «Она дает духовную способность видеть свет и дарует талант предсказания… Благодаря ей приобретаются оккультные способности и расположенность к мистическим силам». «Духовные люди» превозносились Пельке как «настоящие, истинные, совершенные существа, люди-ангелы, которые могли достигнуть состояния бессмертия». «Они свободны от ложных ощущений, которые дают формы чувственного мира. Они призваны занимать высшие руководящие посты в обществе. Из них возникнут баруны, белокурые люди шестой коренной и главной расы… Если они смогут достигнуть духовной зрелости, то у них Божьей милостью получится превратиться в боголюдей». Подобно большинству гностиков, глава «гуотов» отвергал жертвенный аспект распятия Иисуса Христа. Как и большинство поборников идей докетизма, он придерживался мнения, что Христос обладал лишь видимостью земного тела, а потому не мог ни страдать, ни умереть на кресте. Более того, он считал, что «глубоко духовные люди» должны были отвернуться от традиционного христианства, так как оно якобы являлось «по сути фетишизированным и нелогичным учением».

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.