Церковный собор в Труа

.

В конце 1128 года Гуго де Пейнвозвратился из поездки по Северной Франции, Англии и Фландрии в родную Шампань. Здесь он наконец добился официального признания тамплиеров в качестве духовного ордена.

В январе 1129 года в городе Труа [35]состоялся церковный собор. Папа Гонорий II в соборе не участвовал. Он послал туда своего легата, кардинала-епископа Матфея Альбанского, который некогда был священником в Париже. В Труа прибыли также архиепископ Реймсский Рено де Мартинье и архиепископ Сансский Анри Санглиер. Среди присутствовавших было несколько аббатов, в том числе четверо цистерцианцев и среди них Бернар Клервоский, а также десять епископов и два «мэтра», то есть ученых-клирика, Обри из Реймса и Фуше. Читать далее »

Король Педро

В Арагоне после смерти без потомства последнего короля из кельтиберийско-готской династии остался только один представитель королевского дома — Рамиро, с детских лет посвященный Господу и живший в монастыре. Чрезвычайная сессия рикос омбрес[32] приняла решение об избрании Рамиро арагонским королем. Но ему ставилось условие: он должен был жениться на донье Инее де Пуа- тье (Агнессе Аквитанской), дочери Вильгельма VII, и дать стране наследника.
Папа разрешил Рамиро покинуть монастырь и воцариться ради благой цели продолжения династии. Читать далее »

Симон де Монфор

У папы Иннокентия П1 и французского короля бывали разногласия. Решительный понтифик в делах нравственности ни для кого не делал исключения. Когда Филипп Август отказался от венчанной супруги Ингеборги Датской и незаконно женился на Агнессе Меранской, папа наложил на Францию интердикт. Король вынужден был покориться, а его любимая умерла. Когда исчезла причина раздора, интересы папы и короля снова совпали, и Ишюкснтий просил французского монарха лично возглавить поход против альбигойских еретиков. Он обещал передать очищешшс от скверны земли Филиппу или его наследникам. Но трезвый политик Филипп Август занимался укреплением ядра своих владений, которым в то время угрожала англо-имперская коалиция, и был не склонен разбрасываться. Впрочем, дальновидный правитель не запретил своему сыну участвовать в походе против катарской ереси. Читать далее »

Начало альбигойских войн

Сначала Игаюкентий III поручил двум цистерцианцам Репье и Ги разгромить катарских проповедников на одном из диспутов. Папские легаты явились в Окситанию подобно могущественным князьям: их одежда была сшита из драгоценных тканей, носилки украшены резьбой и позолотой, на откормленных мулах переливались дорогие вышитые попоны с золотыми кистями. Искушенные в теологических дискуссиях, надменные богословы надеялись без труда победить бескровных, похожих в своих черных одеяниях на бедных простолюдинов еретиков. Однако истощенные, но одухотворенные Совершенные своими доводами не оставили камня на камне от логических построений папских теологов. Читать далее »

ЗОЛОТЫХ ДЕЛ МАСТЕР ФРАНЦ ТАУЗЕНД

В 1927 году вдохновлявший Курта Пельке Пауль Кётнер написал роман «Пандемониум». Одна из его частей называлась «Алхимик». Позволим себе привести небольшой отрывок оттуда. «Тогда он направился к заколдованному замку. Теперь он знал, где находился тайный вход в подземные лаборатории. Старый ученый-алхимик мог попадать в них прямо из учебных аудиторий… Его почти тянул к себе находившийся на высоте человеческого роста иероглиф. Он испытывал почти физическое воздействие от этого символа, изображенного на задней стене. Это была точка, находившаяся в центре трех вставленных друг в друга дисков, изготовленных из золотых пластин в палец толщиной. На ощупь она напоминала каучук. Читать далее »

«КОЛДУН» ОСКАР ГОЛЬДБЕРГ

В 20-е годы XX века, одновременно с тем, как выпустил свои основные работы Курт Пельке, в Германии была издана каббалистическая интерпретация Пятикнижия Моисея. В этом факте не было бы ничего удивительного, если бы не два обстоятельства. Во-первых, основа для данной интерпретации была позаимствована у Ланца-Либенфельса. Во-вторых, автором этой расово-гностической работы был «колдун-еврей», как предпочитали знакомые звать Оскара Гольдберга. По большому счету если отринуть некоторые различия, то между комплексом идей Ланца-Либенфельса и Оскара Гольдберга будет очень сложно заметить принципиальную разницу. На страницах книг обоих действовали расовые божества, которые не только являлись воплощением определенных народов, но и руководили ими. Такой феномен, как Оскар Гольдберг, который смог увязать между собой каббалу и генетический расизм, позволяет задуматься о том, почему ариософы и мистические националисты конца XIX — начала XX веков воодушевлялись не только гностическими, но и каббалистическими концепциями. Читать далее »

ИСТОЧНИКИ «БЛАГОСТИ»

Надо отметить, что большая часть ариософских теоретиков, несмотря на свой ярко выраженный антисемитизм, уделяла большое внимание еврейской каббале. Каббалистический гностицизм был присущ и Ланцу-Либенфельсу, и Альфреду Шулеру. Курт Пельке не был исключением, хотя он и предпочитал давать собственные трактовки. Если сравнивать ею толкования с классическими версиями гностицизма, изложенными в кодексах библиотеки Наг-Хаммади, то построения Пельке выглядят более умеренными. Каббала, что при дословном переводе означает «традиция», в период между XII и XVIII веками была важнейшим направлением в иудейской мистике. Центральная роль в каббале отводилась книге «Зогар» («Книга сияния»). Читать далее »

КОНФИСКАЦИОННАЯ СЛУЖБА РОТШИЛЬДА

Во все времена короли и прочие диктаторы пользовались печальной известностью в силу того, что они тратили больше того, что могли собрать со своего народа в виде налогов. Нации и правительства занимали вследствие этого необходимые деньги у банков. Однако как же банкам получить обратно свои деньги, если некое правительство не может или не хочет вернуть долги? Ответ один: война! Читать далее »