Символика рассечения (subincision)

.

Как уже было сказано, в Австралии вслед за обрезанием, осуществляемым в обряде посвящения, с некоторым интервалом — пять-шесть недель у Арунта, два-три года у Караджери — следует еще одна операция — рассечение полового органа (subincision). Эта таинственная операция ставит перед этнологами и психологами немало проблем, которых мы здесь не собираемся касаться. Мы поговорим лишь о двух религиозных значениях операции: первое из них связано с идеей бисексуальности, второе— с религиозной идеей крови. И. Винтхойс указывает, что цель операции — символическое придание посвящаемому женского полового органа, цель которого — сделать его похожим на божества, которые, как считает этот автор, были бисексуальными.

Сразу же напомним, что бисексуальность божеств не входила в пласт древней австралийской культуры — древних австралийских Богов вообще называли «Отцами». В первобытных религиях бисексуальность неизвестна, сама концепция божественной бисексуальности представляется относительно новой. В Австралию она, возможно, была принесена волнами меланезийской и индонезийской культур23. Но есть в гипотезе Винхойса момент, достойный внимания, — это идея божественной тотальности, идея, принятая во многих первобытных религиях. Она предполагает сосуществование в одном Божественном Существе всех божественных атрибутов, а значит, не исключает совмещения обоих полов24. Что касается символической трансформации новичка в женщину, то такая символика в Австралии почти не наблюдалась. У. Е. Рот отмечал, что в Центральном Квинсленде племена Питта-Питта и Боу-Биа уподобляли рану, полученную посвящаемым при рассечении полового члена, женскому половому органу и называли неофита, прошедшего эту операцию, «тот, у кого есть женский половой орган»25. Изучая культ Кунапипи на севере Австралии, Р. М. Берндт дает похожую интерпретацию: «Символически, неофит обладает после операции мужским и женским половыми органами, необходимыми для оплодотворения»26. Однако, в этом последнем примере речь несомненно идет о более новой идее, пришедшей в Австралию из меланезийской культуры, так как большинство австралийских племен не знали зависимости полового акта и зачатия27.
Заметим, что ритуальная трансформация неофита в женщину во время посвящения весьма распространена в различных культурах. Так, у Массаев, Нанди, Нуба и других африканских племен неофитов переодевают девушками, а у южноафриканского племени Сотхо девушки во время посвящения носят мужскую одежду28. Новички, проходящие обряд посвящения в общество Ариори на Таити, одеваются женщинами29. В. Шмидт30 и П. Вирце31 утверждают, что ритуальное превращение в женщину практикуется при обряде посвящения в Новой Гвинее, а Хаддон обнаружил то же в Проливе Торреса32. Когда подростки живут в лесу, они обычно ходят нагими, что можно интерпретировать как символ асексуальности неофита. Религиозный смысл всех этих обычаев кажется нам следующим: они дают больше шансов получить качества, характерные для нового существа, объединив в нем мужские и женские признаки, и таким образом достичь символической тотальности. В мифическом мышлении прежде, чем стать индивидуальным, необходимо стать тотальным. Двуполость рассматривается как высшее состояние по отношению к каждому полу в отдельности, ибо оно воплощает тотальность, а следовательно — совершенство. Но в Австралии и в соседних регионах основной целью операции рассечения является получение свежей крови. Кровь — универсальный символ силы и оплодотворения. В Австралии, как и в других местах, новичков окрашивают красной охрой — заменителем крови, или опрыскивают свежей кровью. Так, у племени Диейри мужчины вскрывают вены и выпускают кровь на тела неофитов, чтобы одарить их смелостью33. У Караджери, Итшимунди и других австралийских племен неофиту дают пить кровь34. Этот обычай встречается также в Новой Гвинее, где ему дают следующее объяснение: вместе с мужской кровью новичок получает силу, потому что та кровь, которой он обладал до сих пор, была исключительно кровью его матери35. В этом последнем примере мы имеем дело с двумя разными, но совместимыми идеями: 1) утробный плод питается материнской кровью, и у ребенка кровь его матери; 2) следовательно, посвящение, которое окончательно отрывает мальчика от матери, должно дать ему мужскую кровь. На северо-востоке Новой Гвинеи во время посвящения практикуют надрезание полового органа — операция, заменяющая рассечение; новичкам объясняют, что таким образом у них удаляют кровь их матерей, чтобы они могли стать сильными и красивыми36. У Вангла-Папуа с архипелага Бисмарка материнскую кровь удаляют, прокалывая нос, что заменяет операцию над гениталиями37. Аналогичный обычай встречается у Куманов Новой Гвинеи, где основная операция посвящения состоит в прокалывании носовой перегородки кандидата. Как объяснял один туземец Джону Ниллсу, «это делают для удаления дурной крови, собравшейся со времени, когда он находился в материнском чреве; эта кровь — его женское наследство»38. М. Ф. Эшли-Монтегю предлагает свой вариант объяснения этого феномена. Как считает этот ученый, мужчины заметили, что женщины избавляются от дурной крови при менструациях, и они попробовали их имитировать, нанеся рану мужским гениталиям, которая должна была сделать мужской половой орган похожим на женский39. Таким образом, речь идет не об избавлении от материнской крови, а об обновлении крови путем периодического ее удаления, как это происходит у женщин. И операция рассечения позволяет мужчинам получать определенное количество крови, периодически открывая свои раны, что происходит в особенно важных обстоятельствах, в частности, при посвящении40.
Феномен рассечения слишком сложен, чтобы его можно было обсудить на нескольких страницах. Но один факт непосредственно относится к нашей теме: неофита посвящают в тайну крови; ему открывают связи — одновременно мистические и физиологические, привязывающие его к матери, и предлагают ему обряд, который сделает из него мужчину. Поскольку женскую кровь новичок получил от матери во время его утробного питания, на него накладывают множество пищевых запретов. Мистическая связь между пищей, кровью и сексуальностью составляет специфический меланезийский и индонезийский мотив посвящения41, но он встречается и в других местах. Следует запомнить главным образом то, что неофит выходит из этих кровавых увечий радикально переродившимся. В религиозном плане все эти операции находят свое объяснение и оправдание, ибо идея возрождения — это религиозная идея. Не следует заблуждаться по поводу некоторых пыток и увечий, получаемых при посвящении. Не стоит забывать, что на уровне первобытной культуры, как и на уровне культур более развитых, преувеличение, странность, чрезмерность обычно использовались для того, чтобы полнее выявить трансцендентность Духа.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.