Инсценировка смерти в обряде посвящения

.

По мере развития обряды посвящения, связанные со смертью, приобретают характер подлинно драматических инсценировок. В Конго и на Кот Лоанго мальчикам от десяти до двенадцати лет дают питье, выпив которое, они теряют сознание. Тогда их относят в джунгли, чтобы сделать обрезание. Бастиан рассказывает, что их «хоронят в доме идолов», и, пробуждаясь, они не помнят прежнюю жизнь. Во время пребывания в джунглях их раскрашивают белой краской (несомненное указание на то, что они стали тенями), посвящают в тайные традиции племени и обучают новому языку.


Отметим некоторые характерные моменты: смерть, символизируемая потерей сознания, обрезанием и захоронением; забвение прошлого, приравнивание новообращенных к теням, обучение новому языку. Каждый из этих мотивов можно найти в многочисленных обрядах взросления — в Африке, Океании и Америке. Не имея возможности перечислять все примеры, напомним несколько случаев забвения неофитами жизни, предшествовавшей посвящению. В Либерии, когда неофиты, якобы убитые Лесным Духом, воскресают к новой жизни, их татуируют и дают им новое имя, чтобы они полностью забыли свою прошлую жизнь. Они не узнают больше свою семью и друзей, они даже не помнят собственного имени и ведут себя так, как будто забыли элементарные правила поведения, например, как надо умываться54. Посвященные в некоторые тайные общества Судана забывают свой родной язык55. Новообращенные Макуа, проведя несколько месяцев в шалаше вдали от деревни, получают новое имя; их близкие их больше не узнают. Как выразился Карл Вейль, сыновья умерли для своих матерей56. Забвение — это символ смерти, но его можно интерпретировать как возвращение в раннее детство. Так, например, у племен Патасива из западного Серама женщинам показывают окровавленные копья, которыми Дух убил мальчиков. И когда новообращенные возвращаются в деревню, они ведут себя как новорожденные, которые не умеют говорить57. Цель такого поведения — объявить перед всей общиной, что неофиты — «новые существа».
Драматургию некоторых обрядов легче понять, когда располагаешь точными и подробными описаниями. Гюнтер Тессман дает такое описание обряда посвящения у племени Пангве. За четыре дня до церемонии неофитов отмечают знаком, который называется «обреченные на смерть». В день праздника им дают выпить рвотное, и тот, кого вырвало, должен пройти через деревню под крики: «Ты должен умереть!» Затем новичков отводят в дом, наполненный муравейниками, продолжая кричать: «Сейчас тебя убьют! Сейчас ты умрешь». На некоторое время мальчиков оставляют в доме «на съедение муравьям». Затем наставники приводят их в хижину в джунглях, где в течение месяца они живут совершенно голые в полной изоляции. Чтобы ни с кем не встретиться, они предупреждают о своем присутствии постукиванием по инструменту, напоминающему ксилофон. Через месяц их красят в белый цвет и разрешают вернуться в деревню для участия в танцах, но спать они должны в той же лесной хижине. Им запрещают есть в присутствии женщин, так как, — пишет Тессман, — «мертвые, естественно, не едят». Неофиты покидают джунгли только через три месяца. У южных Пангве обряд еще более драматичен. Яму, представляющую могилу, прикрывают глиняной маской. Яма символизирует утробу Божества, и новички проходят над ней, что означает их новое рождение58.
Перед нами вполне разработанный сценарий, включающий многие фазы: обречение на смерть; смерть, символизируемая изоляцией в джунглях и ритуальной наготой; имитация поведения призраков, так как новички, как предполагается, находятся в «другом мире» и приравнены к мертвым; наконец, обряд нового рождения и возвращение в деревню. Возможно, многие африканские и другие народы, известные в настоящее время, знают столь же разработанные сценарии посвящения. Но исследователи, особенно те, кто работал в XIX веке, не всегда приводят подробности. Чаще всего они довольствуются упоминанием, что речь идет об обряде смерти и воскресения.
В Африке можно встретить и другие обряды посвящения, в которых драматический элемент очень существен. Вот, например, свидетельство Тордея и Джойса об обрядах возмужания у Бушонго: в длинной траншее готовят несколько ниш, в которых прячутся четверо мужчин, изображающих леопарда, воина, кузнеца и обезьяну. Мальчиков заставляют перейти траншею. Когда на них нападают спрятавшиеся мужчины, они от испуга падают в яму с водой. Второй обряд, называемый Ганда, вызывает у новичков еще больший страх. В траншее прячется человек, который с силой сотрясает несколько столбов, верхушки которых видны издалека. Посвящаемые думают, что в траншее на человека напали духи, и он борется с ними за свою жизнь. И действительно, из траншеи выходит человек, обрызганный козьей кровью, делая вид, что он тяжело ранен и еле держится на ногах. Он падает на землю, остальные мужчины отскакивают от него подальше. Затем новичкам предлагают по очереди войти в траншею. Но они так напуганы, что умоляют избавить их от этого испытания. Король Найми, являющийся и распорядителем обряда, соглашается освободить их за выкуп59.
В данном случае речь идет об инсценировке страшного испытания, в котором проверяется смелость неофитов. Возможно, такой обряд возмужания возник под влиянием обрядов посвящения в тайные общества, очень распространенные в Африке. Подобное влияние можно предположить всюду, где в обряде, носящем столь драматический характер, участвуют маски. Вот, например, как происходит обряд посвящения у племени Элем (Новая Гвинея). Пока мальчиков, достигших десятилетнего возраста, изолируют в Доме Мужчин, деревню захватывают мужчины в масках — гонцы, бегущие перед Горным Богом Коваве60.
Потрясая трещотками в ночи, маски буквально наводят ужас на всю деревню. Они имеют право убивать всех непосвященных, пытающихся их опознать. В это время другие мужчины делают запасы пищи, особенно свинины. Когда же появляется Коваве, все убегают в лес. Туда приводят и мальчиков. Из темноты они слышат голос Коваве, который открывает им священные тайны и угрожает смертью каждому, кто посмеет их разгласить. Затем посвящаемых запирают в хижинах и подвергают пищевым табу. Всякие отношения с женщинами запрещены. Если в исключительных случаях мальчик покидает хижину, он не имеет права разговаривать61. То, что посвящение состоит из нескольких этапов, указывает, что в Новой Гвинее сильны влияния тайных обществ. Об этом же говорит и сама атмосфера обряда возмужания: появление масок и внушаемый ими ужас.
Превосходный пример обряда посвящения, разработанного как драматический сценарий, дает обряд Нанда, который некогда осуществлялся в отдельных районах Фиджи. Ритуал начинался с постройки далеко от деревни каменной выгородки длиной до тридцати метров и шириной до пятнадцати. Высота каменной стены достигала одного метра. Название постройки «Нанда» буквально означало «постель»62.
Можно пренебречь некоторыми аспектами церемонии — ее отношением к мегалитическим постройкам бронзового века, равно как и изначальным мифом, в соответствии с которым Нанда сообщалась с Предками с помощью двух чужаков. Они были маленькие, очень черные, лицо одного было окрашено в красный, другого — в белый цвет. Нанда, по-видимому, представляла священную территорию. Два года отделяют ее строительство от первого посвящения, и два года проходят между ним и вторым посвящением, после которого неофитов, наконец, считают «мужчинами». За некоторое время до второго посвящения его организаторы собирают большие запасы пищи и строят хижины рядом с Нандой. В назначенный день новички, ведомые жрецом, гуськом направляются к Нанде, в одной руке у них палка, в другой копье. У стены их ждут пожилые мужчины, которые встречают их пением. Новички бросают оружие к их ногам — как дар — и тотчас скрываются в хижинах. На пятый день они вновь в сопровождении жреца идут к священной выгородке, но, подойдя к стене, больше не находят там стариков. Тогда их вводят в Нанду. Пораженные, они «видят перед собой ряд трупов, облитых кровью, со взрезанными животами и внутренностями, вывалившимися наружу». Жрец идет по трупам, и перепуганные неофиты следуют за ним, пока не достигают противоположной стороны выгородки, где их ждет главный жрец. «Вдруг он издает рычание, при звуке которого мертвые вскакивают на ноги и бегут к реке, чтобы смыть кровь и нечистоты, которыми они били покрыты»63. Мужчины представляют предков, воскресших благодаря таинственной силе, которой управляет главный жрец, но которая распространяется на всех посвященных. Цель инсценировки не только напугать новичков, но и показать им, что в священной выгородке происходит тайна смерти и воскресения. И главный жрец открывает неофитам тайну — за смертью всегда следует воскресение.
Этот пример прекрасно показывает ту важную роль, которая отводится Предкам в обрядах взросления. Можно сказать, что речь идет о периодическом возвращении мертвых к живым специально для посвящения молодежи. Эта мифически-религиозная тема широко распространена во всем мире, ее можно встретить в доисторической Японии и у древних германцев64. В данном случае для нас важно, что к идее смерти и воскресения, основополагающей для всех форм посвящения, добавляется еще одна: возвращение Предков. Как мы увидим, эта вторая идея призвана сыграть основную роль при посвящении в тайные общества.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.